Ст 2351 ук рф

16.12.2018 Выкл. Автор admin

Оглавление:

Ст 2351 ук рф

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
  • Главная
  • Статья 235.1 УК РФ. Незаконное производство лекарственных средств и медицинских изделий

Уголовный кодекс РФ в последней редакции:

Статья 235.1 УК РФ. Незаконное производство лекарственных средств и медицинских изделий

1. Производство лекарственных средств или медицинских изделий без специального разрешения (лицензии), если такое разрешение (такая лицензия) обязательно (обязательна), —

наказывается лишением свободы на срок от трех до пяти лет со штрафом в размере от пятисот тысяч до двух миллионов рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от шести месяцев до двух лет или без такового.

2. Те же деяния, совершенные:

а) организованной группой;

б) в крупном размере, —

наказываются лишением свободы на срок от пяти до восьми лет со штрафом в размере от одного миллиона до трех миллионов рублей либо в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет или без такового.

Примечание. Крупным размером в настоящей статье признается стоимость лекарственных средств или медицинских изделий, превышающая сто тысяч рублей.

Вернуться к оглавлению : Уголовный кодекс РФ в последней редакции

Уголовно-правовая характеристика незаконных деяний, совершаемых с лекарственными средствами и медицинскими изделиями

Идрисов Магомед-Хусейн Хусаинович
магистрант направление подготовки 40.04.01. Юриспруденция
ФГБОУ ВО «Чеченский государственный университет
E-mail: [email protected]

Производство лекарственных средств и медицинских изделий без специального разрешения (лицензии) может выражаться в: необращении в лицензирующий орган с заявлением о предоставлении лицензии; полу­чении лицензии на какой-либо другой вид деятельности и производство лекарств и медицинских изделий под видом этой деятельности; обращении в лицензирующий орган с заявлением о предоставлении лицензии и осу­ществлении производства лекарственных средств или медицинских изделий еще до ее получения.

Ст. 2381 УК РФ предусматривает ответствен­ность за производство фальсифицированных лекарственных средств, меди­цинских изделий и биологически активных добавок и незаконное производ­ство незарегистрированных лекарственных средств и медицинских изделий. Проанализировав данные понятия, автор приходит к выводу, что использова­ние термина «незаконное производство» необосновано, а под производством фальсифицированных лекарственных средств, медицинских изделий и био­логически активных добавок предлагает понимать деятельность по произ­водству фальсифицированных лекарственных средств, медицинских изделий и биологически активных добавок в течение продолжительного времени на одной, нескольких или всех стадиях технологического процесса.[1]

Хранение фальсифицированных лекарствен­ных средств является общественно опасным, так как такие лекарственные средства представляют опасность для здоровья или жизни людей даже в том случае, если не нарушаются условия хранения. В связи с этим хранение фаль­сифицированных лекарственных средств должно повлечь уголовную ответ­ственность и составлять объективную сторону состава преступления, связан­ного с незаконным обращением лекарственных средств.

Сформулированные выводы позволяют автору утверждать, что в объ­ективную сторону состава преступления, предусмотренного ст. 238.1 УК РФ, должны входить: производство, ввоз на территорию Российской Федерации и сбыт фальсифицированных лекарственных средств, медицинских изделий и биологически активных добавок, а также хранение фальсифицированных лекарственных средств. При этом под сбытом предлагается понимать любые способы возмездной или безвозмездной передачи фальсифицированных лекарственных средств, медицинских изделий и биологически активных добавок.[2]

Субъект рассматриваемых преступлений — общий, и им следует считать как лицо, не обладающее какими-либо спе­циальными знаниями или личными связями в фармацевтической сфере, так и лицо, имеющее фармацевтическое либо медицинское образование, а также лицо, имеющее личные связи в фармацевтической деятельности, бывших работников фармацевтической сферы. Однако, по мнению автора, наличие таких признаков субъекта, как руководитель фармацевтического предприятия либо определенная должность, свидетельствует о повышен­ной общественной опасности, и такие особенности должны выступать в качестве обязательных признаков субъекта преступлений, связанных с незаконным обращением лекарственных средств. Поэтому целесообраз­но в чч. 2 ст. ст. 2351 и 2381 УК РФ предусмотреть такой квалифицирую­щий признак, как «совершение указанных деяний с использованием своего служебного положения». Диссертант утверждает, что преступления, свя­занные с незаконным обращением лекарственных средств и медицинских изделий, могут быть совершены только с прямым умыслом. Виновное лицо сознает общественную опасность своих действий по незаконному произ­водству лекарственных средств и медицинских изделий, производству, сбы­ту и ввозу фальсифицированных лекарственных средств и медицинских изделий и желает совершить эти действия.

  1. Деревянская Т.П. Субъект преступления, как признак субъектив­ного содержания уголовной ответственности за преступления, связанные с незаконным обращением лекарственных средств //Вест­ник Барнаульского юридического института МВД России. 2013. № 2. — С. 79-81.
  2. Юркина Т.П. Уголовно-правова я оценка незаконного оборота допин­га / Т. П. Юркина // Вестник Омского университета. Сер. Право. 2013. № 1. -С. 222-224.

Конспекты юриста

Незаконное производство лекарственных средств и медицинских изделий

Незаконное производство лекарственных средств и медицинских изделий (ст. 2351 УК РФ).

Непосредственным объектом преступления выступают общественные отношения в сфере обеспечения безопасности здоровья населения при снабжении его лекарственными средствами и иными изделиями медицинского предназначения.

Предмет посягательства — лекарственные средства и медицинские изделия.

Лекарственные средства согласно п. 1 ст. 4 Федерального закона «Об обращении лекарственных средств» — это вещества или их комбинации, вступающие в контакт с организмом человека или животного, проникающие в органы, ткани организма человека или животного, применяемые для профилактики, диагностики (за исключением веществ или их комбинаций, не контактирующих с организмом человека или животного), лечения заболевания, реабилитации, для сохранения, предотвращения или прерывания беременности и полученные из крови, плазмы крови, из органов, тканей организма человека или животного, растений, минералов методами синтеза или с применением биологических технологий. К лекарственным средствам относятся фармацевтические субстанции и лекарственные препараты.

В соответствии со ст. 38 Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» медицинскими изделиями являются любые инструменты, аппараты, приборы, оборудование, материалы и прочие изделия, применяемые в медицинских целях отдельно или в сочетании между собой, а также вместе с другими принадлежностями, необходимыми для применения указанных изделий по назначению, включая специальное программное обеспечение, и предназначенные производителем для профилактики, диагностики, лечения и медицинской реабилитации заболеваний, мониторинга состояния организма человека, проведения медицинских исследований, восстановления, замещения, изменения анатомической структуры или физиологических функций организма, предотвращения или прерывания беременности, функциональное назначение которых не реализуется путем фармакологического, иммунологического, генетического или метаболического воздействия на организм человека.

Объективная сторона преступления выражается в производстве лекарственных средств или медицинских изделий без специального разрешения (лицензии), если такое разрешение (такая лицензия) обязательно (обязательна).

Состав преступления формальный, оно окончено в момент начала осуществления без специального разрешения (если оно обязательно) действий, направленных на производство соответствующих предметов, независимо от стадии процесса их производства, или с начала хранения либо реализации произведенных лекарственных средств или медицинских изделий.

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом.

Субъект посягательства — физическое вменяемое лицо, достигшее 16 лет, незаконно, т.е. при отсутствии специального разрешения (лицензии) осуществляющее производство лекарственных средств или медицинских изделий. Как правило, названная деятельность осуществляется в рамках определенных организационных форм с наймом рядовых работников, непосредственно занимающихся выполнением определенных работ и получающих плату за личный труд, не обязанных решать вопросы лицензирования. Они не могут выступать субъектами преступления, как и не могут рассматриваться членами организованной группы, совершение преступления в составе которой предусмотрено в качестве одного из квалифицирующих его признаков (п. «а» ч. 2 ст. 2351 УК).

Квалифицирует деяние и совершение его в крупном размере (п. «б» ч. 2 ст. 2351 УК), которым согласно примечанию к названной статье признается стоимость лекарственных средств или медицинских изделий, превышающая 100 тыс. руб.

Незаконный оборот медицинской продукции: уголовно-правовое исследование Фирсов Илья Владимирович

Диссертация — 480 руб., доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Автореферат — бесплатно , доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Фирсов Илья Владимирович. Незаконный оборот медицинской продукции: уголовно-правовое исследование: диссертация . кандидата Юридических наук: 12.00.08 / Фирсов Илья Владимирович;[Место защиты: ФГБОУ ВО Московский государственный юридический университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА)], 2017

Содержание к диссертации

Глава I. Незаконный оборот медицинской продукции: общие и специальные вопросы криминализации, международно-правовой характеристики .16

1. Социально-правовые основания криминализации незаконного оборота медицинской продукции: общие и специальные вопросы .16

2. Незаконный трансграничный оборот медицинской продукции и противодействие ему: характеристика, правовые и институциональные аспекты .32

Глава II. Уголовно-правовой механизм противодействия незаконному обороту медицинской продукции 67

1. Незаконное производство лекарственных средств и медицинских изделий (ст. 2351 УК РФ) 67

2. Обращение фальсифицированных, недоброкачественных и незарегистрированных лекарственных средств, медицинских изделий и оборот фальсифицированных биологически активных добавок (ст. 2381 УК РФ) 103

3. Подделка документов на лекарственные средства или медицинские изделия или упаковки лекарственных средств или медицинских изделий (ст. 3272 УК РФ) 147

Библиографический список 176

Введение к работе

Актуальность темы диссертационного исследования определяется рядом обстоятельств.

Во-первых, фальсификация лекарственных средств и сходные угрожающие здоровью населения преступления (ст. 235 1 , 238 1 , 327 2 УК РФ) представляют собой индустрию с многомиллиардными оборотами, более всего опасную для больных людей, являющихся особо уязвимыми. Это бедствие международного размаха может иметь серьезные и масштабные последствия еще и потому, что такая продукция теперь все чаще распространяется через Интернет.

Во-вторых, приобретая медицинскую продукцию, покупатель не может проверить ее качество (активные вещества, наполнители или упаковка, которые не отвечают установленным требованиям). Даже если фальсифицированная продукция содержит те же вещества, что и оригинальный продукт, не исключается их неравномерное распределение в препаратах: в некоторых партиях активного вещества может оказаться либо слишком много, либо слишком мало.

В-третьих, оборот лекарственных средств и медицинских изделий может осуществляться с нарушением установленных правил, в результате чего они становятся недоброкачественными, но, тем не менее, в ряде случаев остаются в обороте.

В-четвертых, опасно также и полное отсутствие активного вещества, так как в этом случае больной принимает неэффективные препараты. Фальсифицированное лекарство – «молчаливый убийца» 1 , его воздействие на здоровье больного может оказаться фатальным.

В-пятых, фальсификация продукции уменьшает доходы легальной

1 См.: Совет Европы. Медикрим. Противодействие фальсификации медицинских изделий и сходным преступлениям // (дата последнего посещения – 20.09.2016).

Наконец, в-шестых, Российская Федерация, подписав Конвенцию Совета Европы «О борьбе с фальсификацией медицинской продукции и сходными преступлениями, угрожающими здоровью населения» («Медикрим»), взяла на себя обязательства предусмотреть в своем законодательстве соответствующие уголовно-правовые запреты, в результате чего Уголовный кодекс РФ пополнился статьями 235 1 , 238 1 и 327 2 .

Приведенные обстоятельства свидетельствуют о том, что для противодействия незаконному обороту медицинской продукции требуется принятие комплекса мер, среди которых немаловажное значение имеют правовые, в том числе уголовно-правовые, средства.

Настоящее исследование не охватывает всех проблем, относящихся к противодействию незаконному обороту медицинской продукции, а ограничивается лишь теми вопросами, которые представляются наиболее проблемными и концептуальными для формирования уголовно-правового механизма противодействия незаконному обороту медицинской продукции. Данное обстоятельство обусловило структуру диссертации. Международно-правовая характеристика незаконного оборота медицинской продукции, имплемента-ция норм Конвенции Совета Европы «О борьбе с фальсификацией медицинской продукции и сходными преступлениями, угрожающими здоровью населения» в российское уголовное законодательство, уголовно-правовая характеристика составов преступлений, образующих незаконный оборот медицинской продукции, отграничение их друг от друга, а также от смежных преступлений и т.д. требуют дополнительного и самостоятельного изучения.

Изложенные соображения определяют актуальность темы диссертационного исследования, ее выбор диссертантом, постановку соответствующих целей и задач, требующих своего решения.

Степень научной разработанности можно назвать невысокой, поскольку незаконный оборот медицинской продукции был криминализирован

лишь Федеральным законом от 31.12.2014 № 532-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части противодействия обороту фальсифицированных, контрафактных, недоброкачественных и незарегистрированных лекарственных средств, медицинских изделий и фальсифицированных биологически активных добавок».

Некоторые вопросы предотвращения фальсифицированных лекарственных средств затрагивались в работах Д.И. Аминова, А.Г. Блинова, А.И. Гурова, А.И. Долговой, А.В. Ерохиной, А.Э. Жалинского, А.Г. Заблоцкой, С.В. Изосимова, Т.М. Клименко, Е.В. Кобзевой, Н.Ф. Кузнецовой, В.Д. Ларичева, Н.А. Лопашенко, В.В. Лунеева, В.Т. Мазеина, С.В. Максимова, А.В. Наумова, Д.В. Пархоменко, П.Н. Панченко, А.И. Рарога, А.И. Чучаева и др.

Отдельные уголовно-правовые и криминологические аспекты предупреждения незаконного оборота лекарственных средств на диссертационном уровне рассматривали К.Ю. Коваленко (Противодействие преступлениям, совершаемым на объектах фармацевтического рынка: уголовно-правовые и криминологические меры: дис. … канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2007), В.В. Фисюн (Противодействие незаконному обороту лекарственных средств и фармацевтических препаратов (уголовно-правовой и криминологический аспекты): дис. … канд. юрид. наук. М., 2011); А.В. Ерохина (Уголовно-правовые и криминологические меры противодействия производству и обороту фальсифицированных лекарственных средств в Российской Федерации: дис. … канд. юрид. наук. М., 2013); Т.П. Деревянская (Уголовная ответственность за незаконное обращение лекарственных средств и медицинских изделий: дис. … канд. юрид. наук. Омск, 2015); Е.И. Третьякова (Оборот фальсифицированных лекарственных средств: уголовно–правовые и криминологические проблемы противодействия: дис. …канд. юрид. наук. Иркутск, 2016).

Проблемам расследования рассматриваемых преступлений посвящены

работы Г.А. Варданян (Методика расследования преступлений, связанных с

производством и обращением не соответствующих лицензионно-

разрешительным требованиям, и (или) фальсифицированных, недоброкачественных, незарегистрированных лекарственных средств, медицинских изделий или биологически активных добавок: дис. … канд. юрид. наук. Тула, 2015); Н.Ф. Файзрахманова (Расследование оборота фальсифицированных и недоброкачественных лекарственных средств, биологически активных добавок: дис. . канд. юрид. наук. М., 2013).

Противодействие фальсификации лекарственных средств международно-правовыми средствами анализировали А.Ю. Терехов (Международно-правовые средства предотвращения оборота фальсифицированных лекарственных препаратов: дис. … канд. юрид. наук. М., 2011) и В.С. Маличенко (Международно-правовые механизмы обеспечения безопасности обращения лекарственных средств: дис. … канд. юрид. наук. М., 2015).

Таким образом, проблема противодействия незаконному обороту фальсифицированных и недоброкачественных лекарственных средств исследовалась на диссертационном уровне преимущественно в криминологическом, криминалистическом либо в международно-правовом аспектах. Уголовно-правовые же проблемы названной темы исчерпаны далеко не в полной мере. В названной выше диссертации Т.П. Деревянской ст. 327 2 УК вообще не затрагивалась. Таким образом, весь комплекс уголовно-правовых норм, посвященных незаконному обороту медицинской продукции, до сих пор не был предметом самостоятельного изучения.

Объект и предмет исследования. Объектом диссертационного исследования выступают общественные отношения, характеризующие незаконный оборот медицинской продукции.

Предметом диссертационного исследования являются:

– международно-правовые нормы, касающиеся вопросов противодействия незаконному обороту медицинской продукции;

– нормы уголовного законодательства зарубежных государств, предусматривающие ответственность за незаконный оборот медицинской продук-6

– уголовное законодательство России, регламентирующее ответственность за деяния в сфере незаконного оборота медицинской продукции;

– нормы иных отраслей права, посвященных обороту медицинской продукции;

– научные публикации (монографии, статьи, диссертационные исследования, учебная литература), в которых исследуются или затрагиваются вопросы уголовно-правовой характеристики преступлений, составляющих незаконный оборот медицинской продукции, и смежных с ними преступлений;

– судебная практика применения норм о преступлениях, посягающих на безопасность здоровья населения;

– статистические данные о рассматриваемых деяниях.

Цели и задачи исследования. Целями диссертационной работы выступают оценка и совершенствование теоретических основ уголовно-правового механизма противодействия незаконному обороту медицинской продукции на основе изучения социально-правового основания криминализации, в том числе с учетом международно-правовой характеристики оборота фальсифицированной медицинской продукции.

Указанные цели обусловили постановку и решение следующих задач:

– выявить социально-правовые основания криминализации незаконного оборота медицинской продукции;

– дать международно-правовую характеристику оборота фальсифицированной и контрафактной медицинской продукции;

– провести исследование уголовно-правовой характеристики незаконного производства лекарственных средств и медицинских изделий (ст. 235 1 УК РФ);

– исследовать состав обращения фальсифицированных, недоброкачественных и незарегистрированных лекарственных средств, медицинских изделий и оборота фальсифицированных биологически активных добавок (ст.

– осуществить юридический анализ подделки документов на лекарственные средства или медицинские изделия или упаковки лекарственных средств или медицинских изделий (ст. 327 2 УК РФ);

– сформулировать теоретические положения о наиболее дискуссионных вопросах толкования и применения уголовного законодательства об ответственности за незаконный оборот медицинской продукции;

– разработать предложения по совершенствованию уголовно-правового механизма противодействия незаконному обороту медицинской продукции.

Методология и методика исследования. В качестве методологической основы диссертационного исследования выступает диалектический метод как универсальный инструмент познания в сочетании с такими общенаучными и частнонаучными методами, как догматический (формальнологический), системный, сравнительно-правовой, историко-правовой и др.

Теоретическая и правовая основы исследования. Теоретическую базу диссертации составляют работы М.Э. Авдалян, А.Г. Блинова, А.В. Быкова, И.А. Бестужевой, Г.А. Варданян, А.Г. Волеводза, В.И. Гладких, А.А. Гопы, Ю.В. Грачевой, М.П. Демиденко, Т.П. Деревянской, А.В. Ерохиной, В.Д. Завидова, М.С. Иващенко, А.И. Коробеева, Ю.А. Клюшкиной, А.К. Князькиной, Е.В. Кобзевой, В.В. Косенко, В.Д. Ларичева, В.Т. Мазеина, С.В. Максимова, П.С. Матышевского, А.П. Мешковского, А.В. Нечаевой, С.Л. Панова, Т.А. Плаксиной, Т.Ю. Погосян, Т.Г. Понятовской, А.И. Рарога, А.И. Ролика, Е.Ю. Сабитовой, Р.А. Сабитова, Ю.Б. Самойловой, И.М. Середы, А.Н. Сухаренко, А.Ю. Терехова, Е.И. Третьяковой, Н.Ф. Файзрахманова, А.И. Чучаева и др.

Правовую основу работы образуют международное законодательство

по вопросам противодействия незаконному обороту медицинской продукции,

действующее российское законодательство (Конституция РФ, Уголовный

Кодекс РФ, Федеральный закон от 12.04.2010 № 61-ФЗ (в ред. от 02.06.2016)

«Об обращении лекарственных средств», Федеральный закон от 21.11.2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» и др.), уголовное законодательство зарубежных стран.

Эмпирической базой диссертации являются: опубликованные статистические данные Росздравнадзора за 2011 – 1-е полугодие 2016 гг. и ГИАЦ МВД за 2015 – 1 квартал 2016 гг., материалы судебной практики (включая постановления о привлечение к ответственности за административные правонарушения, апелляционные постановления Мосгорсуда), постановления Пленума Верховного Суда РФ, публикации средств массовой информации; материалы Интернет-изданий; данные, полученные другими специалистами. По специальной методике путем анкетирования проведен опрос 63 судей и следователей Москвы и Московской области, а также 32 ученых.

Научная новизна исследования определяется тем, что оно является одной из первых монографических работ, специально посвященных изучению механизма уголовно-правового противодействия незаконному обороту медицинской продукции, и нацелено на установление оснований и социальной обусловленности уголовно-правовых запретов и международно-правовую оценку незаконного оборота медицинской продукции.

Кроме того, в результате проведенного исследования:

– осуществлена оценка уголовно-правовых норм, предусматривающих ответственность за фальсификацию медицинской продукции и смежных с ней преступлений, с позиции подписанной Россией Конвенции Совета Европы «Медикрим»;

– сформулированы предложения по совершенствованию норм, образующих уголовно-правовой механизм противодействия нелегальному обороту медицинской продукции;

– разработан ряд рекомендаций по совершенствованию практики применения уголовно-правовых норм о незаконном обороте медицинской продукции.

На защиту выносятся следующие научные положения, выводы и рекомендации:

1. Основания уголовно-правового запрета незаконного оборота меди
цинской продукции имеют сложный и многоуровневый характер. Сводить их
к одному, единственному основанию – общественной опасности деяния, яко
бы включающей в себя все условия установления уголовно-правового запре
та, было бы упрощением; такой подход противоречит философскому опреде
лению понятия «основания».

Криминализация деяний, предусмотренных статьями 235 1 , 238 1 и 327 2 УК РФ, в первую очередь обусловлена принятой Российской Федерацией согласно Конвенции Совета Европы «О борьбе с фальсификацией медицинской продукции и сходными преступлениями, угрожающего здоровью населения» обязанностью предусмотреть в своем законодательстве соответствующие уголовно-правовые запреты. Эта обязанность отражает такой принцип международных договоров, как pacta sunt servanda (договоры должны соблюдаться). При установлении уголовно-правовых запретов о конвенционных преступлениях общественная опасность как их интегративное свойство специально не рассматривается, они априорно признаются общественно опасными. Причем образуемая ими преступность является транснациональной, поскольку причиняет или может причинить вред интересам ряда государств, на территории которых осуществляется незаконный оборот медицинской продукции.

2. Уголовно-правовой механизм противодействия незаконному обороту
медицинской продукции в Уголовном кодексе РФ отражен в составах пре
ступлений, предусмотренных статьями: 235 1 «Незаконное производство ле
карственных средств и медицинских изделий»; 238 1 «Обращение фальсифи
цированных, недоброкачественных и незарегистрированных лекарственных
средств, медицинских изделий и оборот фальсифицированных биологически

активных добавок»; 327 2 «Подделка документов на лекарственные средства

или медицинские изделия или упаковки лекарственных средств или медицинских изделий».

3. Предметом преступления, сформулированного в ст. 235 1 УК РФ, вы
ступают зарегистрированные качественные лекарственные средства и меди
цинские изделия. Не зарегистрированный и не качественный медицинский
продукт является предметом преступления, описанного в ст. 238 1 УК РФ.

Объективной стороной преступления, предусмотренного ст. 235 1 УК РФ, не охватывается фармацевтическая деятельность, в частности аптечное изготовление лекарственных средств. Аптечное изготовление лекарственных средств без специального разрешения (лицензии) влечет уголовную ответственность по ст. 235 УК РФ, но только в случае причинения вреда здоровью человека.

В соответствии с ФЗ от 12.04.2010 № 61-ФЗ «Об обращении лекарственных средств» и ФЗ от 21.11.2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» ответственности по статье 235 1 УК РФ подлежит физическое лицо, достигшее возраста 16 лет, – руководитель юридического лица или индивидуальный предприниматель.

4. Предмет преступления, обозначенный в ст. 238 1 УК РФ, не соответ
ствует Конвенции Совета Европы «Медикрим», поэтому предлагается уточ
нить его путем добавления в норму указания на фармацевтические суб
станции, вспомогательные вещества, части, материалы и аксессуары.

5. Уголовно-правовые запреты общественно опасных деяний в сфере
производства и оборота фальсифицированной медицинской продукции и
смежных с ними преступлений сформулированы в Уголовном кодексе РФ
более узко, чем это сделано в Конвенции Совета Европы «Медикрим». В
этой связи предлагается дополнить описание форм общественно опасного де
яния указанием на пересылку, перевозку, приобретение предмета преступле
ния. Поэтому часть 1 ст. 238 1 УК РФ следует изложить в следующей редак
ции:

«1. Производство, сбыт, пересылка, перевозка, приобретение, ввоз на территорию Российской Федерации или вывоз с ее территории фальсифицированных лекарственных средств или медицинских изделий, фармацевтических субстанций, вспомогательных веществ, частей, материалов и аксессуаров, либо производство, сбыт, ввоз на территорию или вывоз с территории Российской Федерации недоброкачественных лекарственных средств или медицинских изделий, либо незаконные производство, хранение, сбыт, ввоз на территорию Российской Федерации или вывоз с ее территории незарегистрированных лекарственных средств или медицинских изделий, либо производство, сбыт или ввоз на территорию Российской Федерации фальсифицированных биологически активных добавок, содержащих не заявленные при государственной регистрации фармацевтические субстанции, совершенные в крупном размере, –

6. Представляется необходимым дополнить ст. 238 1 УК РФ примечани
ем 3 следующего содержания

«3. Не подлежит уголовной ответственности лицо, совершившее любое из деяний, перечисленных в настоящей статье настоящего Уголовного кодекса в отношении предмета преступления, в личных целях».

7. В связи с повышенной общественной опасностью распространения
фальсифицированных медицинских продуктов через сеть Интернет предла
гается дополнить ч. 2 ст. 238 1 УК пунктом «в» следующего содержания:

« в) совершены с использованием информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети Интернет».

8. Под производством следует понимать совершенные в нарушение за
конодательства Российской Федерации умышленные действия, направлен
ные на серийное получение лекарственных средств, медицинских изделий
или биологически активных добавок, содержащих фармацевтические суб
станции, в результате которых получен хотя бы один из перечисленных

предметов, готовых к потреблению (использованию).

Такое определение предложено закрепить в примечании 1 1 к ст. 238 1 УК, распространив его действие и на ст. 235 1 УК.

9. В случае если легальный завод изготавливает лекарственные сред
ства, не обладая правом на использование товарного знака (право использо
вания которого не предоставлено владельцем товарного знака по лицензион
ному договору), то уголовная ответственность будет наступать по ст. 180 и
по ст. 235 1 либо 238 1 УК РФ.

Состав преступления, предусмотренный ст. 180 УК РФ, отсутствует, если производство фармацевтических подделок осуществляется на легальном заводе без присвоения чужого товарного знака, т.е. в отношении своих же лекарственных средств, которые данный субъект правомочен изготавливать, но при этом нарушается технология изготовления лекарственных средств. В этом случае лекарственное средство будет либо некачественным, либо не отвечающим требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей, в связи действия виновных охватываются ст. 238 или 238 1 УК РФ.

Если в процессе обращения предмета преступления (фальсифицированных, недоброкачественных и незарегистрированных лекарственных средств, медицинских изделий и фальсифицированных биологически активных добавок), предусмотренного ст. 238 1 УК РФ, используются поддельные документы на лекарственные средства или медицинские изделия или упаковки лекарственных средств, которые лицо сам не изготавливало, то уголовная ответственность наступает по ст. 238 1 УК РФ; если же оно само изготовило документы, то подлежит ответственности по совокупности преступлений – ст. 238 1 и 327 2 УК.

Предлагается название и часть 1 статьи 327 2 УК РФ изложить в новой редакции:

«Подделка или использование документов на лекарственные препараты

или медицинские изделия или упаковки лекарственных препаратов

1. Изготовление в целях использования или сбыта либо использование заведомо поддельных документов на лекарственные препараты или медицинские изделия (регистрационного удостоверения, сертификата или декларации о соответствии, инструкции по применению лекарственного препарата или нормативной, технической и эксплуатационной документации производителя (изготовителя) медицинского изделия), – наказывается…».

Теоретическая и практическая значимость исследования. Теоретическая значимость работы состоит в том, что это первое диссертационное исследование, посвященное всему комплексу уголовно-правовых норм о противодействии фальсификации медицинской продукции и смежным с ней преступлениям. Основные выводы и предложения, содержащиеся в диссертационном исследовании, могут быть использованы в ходе дальнейшего изучения механизма уголовно-правового противодействия незаконному обороту медицинской продукции.

Практическая значимость диссертационного исследования состоит в том, что в его процессе разработаны:

для законодателя – предложения по совершенствованию уголовно-правовых норм о незаконном обороте медицинской продукции, выявлено их неполное соответствие положениям подписанной Россией Конвенции Совета Европы «Медикрим»;

для правоприменителя – правила квалификации и отграничения смежных преступлений от незаконного оборота медицинской продукции.

Кроме того, материалы исследования могут быть использованы в преподавании Особенной части уголовного права РФ, спецкурса по теме «Преступления против здоровья населения», на курсах повышения квалификации практических работников.

Обоснованность и достоверность полученных результатов обусловлены методологией и методикой диссертационной работы, нормативной и

эмпирической базой, ее теоретической основой, комплексным характером примененных методов научного анализа проблем уголовного права, отвечающих поставленным целям и задачам, обобщением материалов судебной практики, в своей совокупности позволившими обеспечить непротиворечивость исходных научных положений, внутреннюю логику, аргументированность выводов и предложений, сформулированных в диссертации. Кроме того, необходимая полнота, объективность исследования, корректность авторских интерпретаций достигнуты за счет использования зарубежного законодательства и международного права о противодействии фальсификации медицинской продукции и смежных с ними преступлений.

Апробация результатов исследования. Работа подготовлена на кафедре уголовного права федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования «Московский государственный юридический университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА)», где проводилось ее обсуждение и рецензирование.

Основные теоретические положения работы, выводы и рекомендации опубликованы в 6 научных статьях, в том числе 4 статьи – в научных изданиях, рекомендованных ВАК при Министерстве образования и науки РФ, представлены на XIII Международной научно-практической конференции «Уголовное право: стратегия развития в XXI веке» (Москва, Университет имени О.Е. Кутафина, 28–29 января 2016 г.).

Структура работы обусловлена объектом, предметом, целями и задачами исследования, состоит из введения, двух глав, включающих пять параграфов, заключения, библиографического списка и приложения.

Социально-правовые основания криминализации незаконного оборота медицинской продукции: общие и специальные вопросы

Надо сказать, что данное терминологическое различие в обозначении одного и того же, по сути, не сказалось на содержательной характеристике рассматриваемого явления, хотя нельзя исключить, что подобная ситуация в конечном счете может отразиться на теоретической разработке проблемы и законотворческой деятельности. Поэтому, на наш взгляд, надо исходить из общей теории права, выделяя основания, условия и принципы создания правовой нормы9.

В.Ф. Щепельков указывает на логические основания уголовного закона10. Очевидно: логика и формально-логические требования лежат не в основании нормы, не обусловливают ее принятие, не вызывают ее «к жизни», а относятся к ее содержанию, выраженному вовне словесно.

Некоторые авторы, например Л.М. Прозументов и А.В. Шеслер, дифференцируют социальную обусловленность нормы, выделяя основания криминализации и социальные основания криминализации, соотнося их как род и вид11. Позиция указанных ученых нам представляется недостаточно обоснованной и противоречивой. Последнее обстоятельство проявилось, в частности, в выделении в качестве самостоятельных (наряду с социальными) криминологических оснований. В этом случае не только нарушены логические требования к делению явления на части, но и проигнорирована сущность криминологических оснований, по сути, также являющихся социальными.

О.Н. Бибик предлагает рассматривать не основания уголовно-правовой нормы, а социальные источники уголовного права в целом. Под ними он понимает явления, влияющие на возникновение соответствующих уголовно-правовых запретов, определяющих их содержание как в момент создания, так и в момент их реализации12. «Употребление понятия “социальные источники” применительно к уголовно-правовым запретам … представляется не вполне удачным, – пишет С.А. Маркунцов. – В этом смысле более целесообразным является использование понятия “истоки уголовно-правовых запретов”. Лексически по одному из значений термины “источники” и “исток” являются синонимами. В то же время в последнем случае не возникает терми нологических коллизий с устоявшимся в юриспруденции понятием “источник права”…»13.

В теории уголовного права пока не выработана единая позиция, пожалуй, и по наиболее важному вопросу: сколько факторов может лежать в основании уголовно-правового запрета?14 Одни ученые полагают, что подобным обстоятельством следует признавать лишь один фактор – общественную опасность деяния; другие же рассматривают в качестве таковых целый причинный комплекс, состоящий из ряда различных по своей сути моментов, видя в нем системное образование.

Так, А.И. Коробеев, будучи сторонником второго подхода, считает, что «вся эта система факторов находится в сложной иерархической зависимости, некоторые из них оказывают противоречивое воздействие на процесс законотворчества. Лишь суммарная оценка всех оснований криминализации в их взаимосвязи, взаимодействии и взаимопроникновении дает возможность, в конечном счете, принять правильное решение об установлении уголовно-правового запрета»15. Автор выделяет три группы оснований: 1) юридико-криминологическая – охватывает степень общественной опасности деяния, их относительную распространенность и типичность; динамику деяний с учетом причин и условий, их порождающих; возможность воздействия на эти деяния уголовно-правовыми средствами при отсутствии таковой менее репрессивными мерами; возможности системы уголовной юстиции; 2) социально-экономическая – причиняемый деяниями моральный и материальный ущерб; отсутствие возможных побочных последствий уголов но-правового запрета; наличие материальных ресурсов для его реализации; 3) социально-психологическая – определенный уровень общественного правосознания и психологии; исторические традиции16. Достаточно близкой к изложенной является позиция С.Г. Келиной, выделявшей две группы оснований: а) социально и социально-психологические – наличие деяния, имеюще го достаточно высокую степень общественной опасности; его относительная распространенность; соответствие уголовно-правового запрета нравствен ным представлениям населения; соотношение положительных и отрицатель ных последствий введения уголовно-правового запрета; б) системно-правовые – соответствие нового уголовного закона Кон ституции РФ, нормам других отраслей права и международным конвенциям; процессуальная доказуемость уголовно-правового запрета; соразмерность наказания, предусматриваемого за новое преступление17.

Некоторые ученые полагали, что социальную обусловленность следует рассматривать не на уровне нормы, а на уровне закона, поэтому выделяли факторы, которые необходимо учитывать при разработке и принятии закона. Причем эти факторы, по их мнению, предопределяют форму уголовно-правовых предписаний, оказывают непосредственное влияние на содержание и форму уголовно-правового запрета18.

Незаконный трансграничный оборот медицинской продукции и противодействие ему: характеристика, правовые и институциональные аспекты

Осуществлять противодействие производству и обороту фальсифицированных лекарственных средств, совершаемым на международном уровне, посредством только внутреннего законодательства невозможно. Кроме того, фальсификация лекарств, подрывая систему здравоохранения, причиняет вред интересам многих государств и тем самым создает угрозу общечеловеческим ценностям.

Озабоченность качеством лекарств в международной торговле вышла на глобальный уровень вслед за созданием ВОЗ (Всемирная организация здравоохранения). Уже в 1951 г. исполком организации принял резолюцию EB7.R79, поручившую генеральному директору ВОЗ рассмотреть преимущества более универсальных методов осуществления в странах контроля над лекарственными препаратами в интересах здоровья населения и международной торговли.

ВОЗ – организация, занимающаяся борьбой с фальсифицированными лекарственными средствами на протяжении уже долгого времени. В 1992 г. ею было дано первое определение фальсифицированного лекарственного средства. Им является фармацевтический продукт, который «преднамеренно и обманным образом снабжен ложной маркировкой в отношении его подлинности и/или источника происхождения. Фальсификация может относиться как к фирменным, так и к воспроизведенным препаратам (дженерикам). К фальсифицированным продуктам также относятся изделия с надлежащими ингредиентами или с неправильными ингредиентами, не содержащие активных ингредиентов, с несоответствующим количеством активного ингредиента или лекарства в поддельной упаковке»88.

В целях большего информирования и пропаганды активной борьбы с подделками, а также на фоне кризиса общественного здоровья, к которому имеет отношение распространение фальсифицированных лекарственных средств, ВОЗ организовала международную конференцию «Борьба с фальсифицированными лекарственными средствами: создание эффективного международного сотрудничества», которая состоялась в Риме (Италия) в феврале 2006 г. По этому случаю была подписана Римская Декларация и принято решение о создании рабочей группы по борьбе с фальсифицированными лекар ственными средствами (IMPACT – International Medical Product Anticounter-feiting Taskforce)89.

Конференцией выработаны Рекомендации по борьбе с производством и незаконным оборотом поддельной фармацевтической продукции – фальсифицированных, недоброкачественных, контрафактных и незарегистрированных лекарственных средств. Они заключались в том, что: – распространение таких лекарственных средств, включая все этапы от производства до доведения их потребителям, ставит под угрозу систему здравоохранения и должно признаваться серьезным преступлением против жизни людей; – фальсифицированные, недоброкачественные, контрафактные и незарегистрированные лекарственные средства причиняют вред здоровью, в этой связи они подлежат уничтожению, а их производители наказанию; – борьба с оборотом таких медицинских продуктов требует скоординированных мер со стороны различных компетентных общественных и государственных организаций; – распространение поддельной фармацевтической продукции чрезвычайно широко и интенсивно, поэтому для предотвращения данного процесса необходимо проведение мероприятий на международном, региональном и внутригосударственном уровнях.

Рабочая группа по борьбе с фальсифицированными лекарственными средствами (ИМПАКТ) – это «добровольное объединение национальных правительств, организаций, учреждений, агентств и ассоциаций развитых и развивающихся стран с целью обмена информацией, знаниями, выявления проблем, разработки решений, координации деятельности для достижения общей цели – искоренения фальсификации продукции медицинского назначения. В ней представлены все регионы мира. Она начала свою деятельность в июне 2006 г.

Основная задача ИМПАКТ – создание координированных сетей в странах и между ними, чтобы воспрепятствовать производству и торговле фальсифицированными лекарственными средствами во всем мире. Она выявляет факторы, способствующие распространению фальсифицированных лекарственных средств, и делает предложения по разработке национальных стратегий и специальных мер по борьбе с оборотом фальсифицированных лекарственных средств. Рассматриваются национальные исследования, методы проверки и тестированию подозрительных лекарственных средств, проводится обучение персонала. Правительства и все заинтересованные лица поощряются к адаптации или принятию руководств для борьбы с фальсификацией лекарственных средств»90.

ИМПАКТ публикует отчет о «технологиях защиты лекарственных средств от фальсификации», доступный на веб-сайте ВОЗ и использующийся в текущем проекте, целью которого является издание уникального документа под названием «Руководство по быстрому реагированию для национальных регуляторных органов при подозрении на случай фальсификации лекарственных средств», который, как предполагается, будет использоваться при консультировании национальных органов, ответственных за предотвращение распространения фальсифицированных лекарственных средств по национальным каналам. Кроме того, он задействован и в других текущих проектах, которые направлены на разработку специального законодательства для эффективной борьбы с фальсифицированными лекарственными препаратами в пределах соответствующей юрисдикции.

Обращение фальсифицированных, недоброкачественных и незарегистрированных лекарственных средств, медицинских изделий и оборот фальсифицированных биологически активных добавок (ст. 2381 УК РФ)

Сложности определения видового объекта обусловлены названием главы 25 УК РФ169 и сущностью охватываемых ею преступлений. С одной стороны, в названии данной главы, в отличие от названия соответствующего раздела, не содержится указания на безопасность, а говорится о здоровье населения и общественной нравственности, на которые посягают деяния. С другой стороны, вместе сгруппированы по существу два разных вида посягательств. В связи с этим в литературе высказывается сомнение в целесообразности избранного подхода законодателем170.

В определение видового объекта деяний, объединенных главой 25 УК РФ, наметилось два подхода171. Одни авторы полагают, что они нарушают здоровье население и общественную нравственность, другие – безопасность здоровья и общественную нравственность172. Р.Г. Гунарис считает этот вопрос решенным законодателем в названии главы 25 УК173. А.И. Чучаев и А.А. Ашин пишут, что видовым объектом рассматриваемых преступлений выступают здоровье населения и общественная нравственность174.

Под здоровьем населения как объектом преступления «понимается со-вокупность…общественных отношений, отражающая фактически сложившееся физическое и психическое состояние людей, которое является основой жизни и ее воспроизводства, общественно полезного труда и отдыха, удовлетворения материальных и духовных потребностей граждан, обеспечения их гармоничного развития и социального прогресса общества в интересах живущих и грядущих поколений»175.

Некоторые ученые в определении здоровья населения предпринимали попытку обратить внимание на нормативную сторону этого понятия176. Оба определения подверглись в науке обоснованной критике177. Не содержится определения рассматриваемого объекта и в тех случаях, когда за здоровье населения принимают «общественные отношения, регулируемые правилами, обеспечивающими охрану здоровья населения от эпидемий, отравлений и т.п.»178, или «здоровье части населения в определенной местности, здоровье многих лиц»179. Описывать здоровье населения в зависимости от территории, условий проживания, труда и отдыха – значит вводить различные содержательные критерии в определяемое понятие, что недопустимо.

Понимание видового объекта состава преступления как здоровье населения, думается, неправильно, так как в этом случае он будет вступать в противоречие с родовым объектом. Видовой объект рассматриваемых деяний должен лежать в плоскости родового объекта и определяться как соответствующий вид безопасности180. Определяя видовой объект преступлений, необходимо также учитывать, что здоровье населения складывается из здоровья его индивидуумов. Однако не следует забывать, что входящие в главу 25 УК РФ преступления, как правило, имеют формальный состав. В этом случае говорить о том, что ими причиняется вред здоровью населения, не приходится. Кроме того, ни одна соответствующая статья не предусматривает ответственности за умышленное причинение вреда здоровью.

В Преамбуле Устава Всемирной организации здравоохранения здоровье определяется как «состояние полного физического, душевного и социального благополучия, а не только отсутствие болезней или физических де-фектов»181. Это определение имеет биологическое и социально-политическое значение. Об этом свидетельствует указание на социальное благополучие, которое оказывает влияние на здоровье населения, выступая по отношению к нему хотя и существенным, но внешним фактором, т.е. не входит в исследуемое понятие.

Таким образом, основываясь на приведенных дефинициях, проблематично раскрыть понятие здоровья.

Заслуживающим внимание выглядит понятие здоровья, предложенное А.И. Роликом. Под ним автор предлагает понимать «общественные отношения, отражающие состояние организма индивидуума, характеризующееся единством его свойств, соответствующее его позитивным биологическим началам являющееся основой жизни и ее воспроизводства»182.

Под населением (народонаселением) вообще понимается непрерывно возобновляющаяся в процессе воспроизводства совокупность людей, живу щих на земле в целом или стране (группе стран)183.

Общественная нравственность понимается в нескольких аспектах: а) как один из основных способов нормативной регуляции действий человека в обществе; б) как особая форма общественного сознания и вид общественных отношений. Она охватывает выработанные человечеством и являющиеся господствующими в стране систему норм и правил поведения, идей, традиций, обычаев, представлений о справедливости, долге, чести и достоинстве184. В масштабах социума, подчеркивает Е.В. Кобзева, это своего рода духовный остов составляющих общественную жизнь отношений и процессов185.

Таким образом, под видовым объектом преступлений, входящих в гл. 25 УК РФ, следует понимать безопасность общественных отношений, отражающих: во-первых, состояние организма проживающего в России неперсо-нифицированного круга лиц, характеризующееся единством его свойств, соответствующее позитивным биологическим началам, являющееся основой жизни и ее воспроизводства; а во-вторых, выработанные человечеством и являющиеся господствующими в стране систему норм и правил поведения, идей, традиций, обычаев, представлений о справедливости, долге, чести и достоинстве.

Подделка документов на лекарственные средства или медицинские изделия или упаковки лекарственных средств или медицинских изделий (ст. 3272 УК РФ)

Объективная сторона состава преступления отражена в законе с помощью альтернативных действий, которые дифференцируются в зависимости от предмета преступления. Если предметом преступления выступают фальсифицированные либо незарегистрированные лекарственные средства или медицинские изделия; фальсифицированные биологически активные добавки, содержащие не заявленные при государственной регистрации фармацевтические субстанции, то уголовная ответственность в ст. 2381 УК РФ предусмотрена за производство, сбыт или их ввоз на территорию Российской Федерации.

В отношении недоброкачественных лекарственных средств или медицинских изделий ответственность по ст. 2381 УК РФ наступает только за их сбыт или ввоз на территорию Российской Федерации. Отсутствие уголовной ответственности за производство рассматриваемого предмета преступления не является законодательным пробелом в полном смысле этого слова, поскольку, думается, в данной статье речь идет о таких лекарственных средствах или медицинской продукции, которые были произведены качественными, но в процессе хранения, перевозки или совершения в отношении них иных действий утратили это свойство. В противном случае, т.е. когда они были произведены заведомо некачественными, общественная опасность может быть обусловлена одним из трех обстоятельств. Во-первых, тем, что указывается состав, например, лекарственного средства, не соответствующий действительности, и тогда это – фальсифицированное средство, ответственность за производство которого предусмотрена ст. 2381 УК РФ. Во-вторых, произведено может быть некачественное лекарственное средство или медицинское изделие, не отвечающее требованиям безопасности жизни или здоровья потребителя, тогда уголовная ответственность будет наступать по ст. 238 УК РФ. В-третьих, само по себе производство недоброкачественного лекарственного средства не представляет собой общественной опасности до тех пор, пока не начинает сбываться потребителю, именно за это и предусмотрена уголовная ответственность в ст. 2381 УК РФ.

Вместе с тем при исследовании предмета преступления высказывалось предположение, что замысел законодателя о концентрации уголовной ответственности за незаконный оборот лекарственных средств или медицинских изделий в ст. 2381 УК РФ в полной мере не реализован, в связи с чем было предложено криминализовать производство с целью сбыта недоброкачественных лекарственных средств или медицинских изделий.

Под производством лекарственных средств согласно п. 31 ст. 4 ФЗ «Об обращении лекарственных средств» понимается деятельность по «производству лекарственных средств организациями-производителями лекарственных средств на одной стадии, нескольких или всех стадиях технологического процесса, а также по хранению и реализации произведенных лекарственных средств»303. Понятие производства иных предметов преступления в отраслевом законодательстве не раскрывается. Приведенную дефиницию производства в целом и для целей ст. 2381 УК РФ, в частности, нельзя признать удачной. Во-первых, определяемый термин разъясняется через него же, т.е. фактически законодатель оставил его нераскрытым. Во-вторых, им охватывается и деятельность по хранению и реализации лекарственных средств, а последнее действие понимается обычно как продажа. Однако сбыт в ст. 2381 УК РФ выделен в качестве самостоятельной формы деяния, поэтому правоприменитель не сможет квалифицировать продажу лекарственных средств как производство по ст. 2381 УК РФ. Кроме того, в уголовном законодательстве России принято в случае необходимости (при достаточной для уголовной ответственности общественной опасности) выделять хранение в качестве самостоятельной формы деяния. Согласно правилам законодательной техники, если диспозиция нормы бланкетная, то для установления ее содержания необхо-303 димо обращаться к отраслевому законодательству, толкуя используемые термины в соответствии с отраслевыми нормативными актами, в противном случае требуется дать свое разъяснение, закрепив его в уголовном законе. Основываясь на Федеральном законе от 08.01.1998 № 3-ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах» (поскольку лекарственные средства наиболее близки наркотическим средствам и психотропным веществам), можно предложить следующую дефиницию. Под производством следует понимать совершенные в нарушение законодательства Российской Федерации умышленные действия, направленные на серийное получение лекарственных средств, медицинских изделий или биологически активных добавок, содержащих фармацевтические субстанции, в результате которых получен хотя бы один из числа перечисленных предмет, готовый к потреблению (использованию).

Предложенное определение предлагается закрепить в примечании 11 к ст. 2381 УК РФ, распространив его действие и на ст. 2351 УК РФ.

В уголовном законодательстве зарубежных стран, как правило, предусмотрена ответственность за совершение подобных действий. Так, в 15 из 20 рассмотренных зарубежных уголовных кодексов также криминализировано производство медицинского продукта; в 4 из них (ст. 323 УК Республики Казахстана, ст. 242 УК Сан-Марино, ст. 1863 УК Республики Узбекистана, ст. 194 Пенитенциарного кодекса Эстонии) наряду с производством предусмотрена ответственность за изготовление; в двух подобное деяние описано как подделка (ст. 395 УК Турции, ст. 236 УК Таиланда), а в 1 – как фальсификация (ст. 197 УК Грузии).

Смотрите еще:

  • Юрист дмитрий волгоград Бесплатная консультация юриста в Волгограде Цены на услуги юристов и адвокатов в Волгограде по недвижимости по наследственным делам по земельным вопросам по жилищным вопросам по семейным делам по гражданским делам по уголовным делам по ДТП […]
  • Гк рф ст 186 Статья 186. Срок доверенности Статья 186. Срок доверенности См. Энциклопедии и другие комментарии к статье 186 ГК РФ Информация об изменениях: Федеральным законом от 7 мая 2013 г. N 100-ФЗ в пункт 1 статьи 186 настоящего Кодекса внесены изменения, вступающие […]
  • Ваш налоговый адвокат журнал Услуги налогового адвоката Специально для вас мы разработали три варианта сотрудничества. В зависимости от ваших пожеланий и наличия свободного времени, выберите удобный для вас пакет. 7500 грн 1500 грн./ час 5 часов работы Стандартный набор услуг для […]