Религиозная дискриминация в

02.09.2019 Выкл. Автор admin

Оглавление:

Религиозная дискриминация (2)

Главная > Реферат >Культура и искусство

Религиозная дискриминация — ограничение людей в правах по признаку их религиозной принадлежности. В ряде стран, где представлены несколько религиозных общин, дискриминация обычно сопровождается религиозной стратификацией, то есть на социальной лестнице общины имеют более высокий или более низкий статус по отношению друг к другу.

В древнем мире религиозная принадлежность обычно совпадала с этнической. От иностранцев не требовалось почитание местных богов, так как они считались покровителями лишь местного населения. Отношение к чужим богам было различным: в одних случаях они воспринимались как демоны (так, санскритское слово «дэва» — божество имеет то же происхождение, что и персидское «дэв» — дьявол), в других — как просто «не свои», но реально существующие боги (таково было отношение древних греков к богам соседних народов — фракийцев, фригийцев и др.), которые в ряде случаев могли заимствоваться, в третьих — они могли отождествляться с местными богами (так, этрусские и римские боги, изначально имевшие оригинальное происхождение и культы, были отождествлены с греческими, а связанная с ними мифология адаптирована к греческим представлениям, например, Зевс — Тин — Юпитер, Гера — Уни — Юнона, и др.). Религиозная принадлежность рабов обычно хозяев не интересовала.

В Древнем Риме широкое распространение получил синкретизм, когда боги побеждённых народов присоединялись к римскому пантеону.

Библия — один из древнейших религиозных текстов, провозгласивший нетерпимость по религиозному, а не этническому принципу. Древние евреи уничтожали жителей Иерихона и ряда других городов на том основании, что Господь даровал им землю обетованную, а язычники-иноверцы занимали её неправомерно.

С распространением монотеизма распространилась и была узаконена также и религиозная дискриминация. Прогрессивным шагом было то, что другие народы стали восприниматься не как чужие в принципе, а как потенциальные объекты для обращения. Однако отказ от обращения налагал целый ряд ограничений, связанных с налогообложением, элементарными правами и др. Крупные общины иноверцев либо вообще были невозможны, либо они отгораживались от остального населения (см. Гетто). Переход в иную веру, как правило, считался тягчайшим преступлением. С другой стороны, на общины иноверцев не распространялась юрисдикция господствующей церкви, иноверцы не могли быть осуждены за ересь (но могли быть осуждены за попытку обратить в свою веру).

Антихристианство — негативное отношение к христианам или христианству, поддерживаемое как отдельными людьми, так и целыми группами.

Чёткий термин для описания данного явления, как такового, в русском языке до сих пор не сформирован. К этому понятию относятся сатанизм и дьяволопоклонничество, но они являются лишь частным проявлением антихристианства.

Антихристианство появляется с самого зарождения христианства в начале нашей эры. Гонения на церковь, проводимые древнеримскими властями, являются хрестоматийным примером. В XX веке подобное явление было в СССР в период ленинских и сталинских репрессий, позже последовали хрущёвские гонения на церковь и верующих, фиксировались отдельные случаи преследования христиан и при Брежневе[1]. В тех странах, в которых христиане являются меньшинствами, притеснения продолжаются и сейчас, например, в Турции.

Некоторые элементы блэк-метала пропагандируют ненависть к христианству. Так, с 1992 по 1996 гг. в Норвегии было совершено более 50 поджогов церквей, спровоцированных подобной музыкой[3]. Многие музыкальные коллективы, как, например, американская дэт-метал-группа Deicide, известны своей антихристианской пропагандой (у упомянутой группы, к примеру, есть композиция под названием «Убей христианина» — англ. «Kill the Christian») в альбоме Once Upon the Cross, который сам по себе является чрезвычайно оскорбительным для христиан.

В связи с негативным отношением многих христианских конфессий к гомосексуализму, некоторые гомосексуалы иногда совершают агрессивные выпады против христианства, вплоть до применения силы[4].

На политическом уровне антихристианские тенденции сопровождаются в большей мере позицией невмешательства. К примеру, непрекращающиеся вспышки насилия против христиан в Индии игнорируются местным правительством, что вызывает акции протеста в стране.[5] В Бирме грубые нарушения прав человека по отношению к христианскому меньшинству заставили обратиться их представителей к высшим должностным лицам США.[6] Руководители буддистского военного режима Бирмы принуждают христиан уничтожать кресты и церкви, заставляя заменить их буддистскими статуями и храмами. Женщины подвергаются изнасилованиям, а детей из христианских семей забирают у родителей и помещают в монастыри.

«Open Doors» (русск. «Открытые двери») — международная благотворительная правозащитная христианская организация, ставящая своей целью помощь верующим в тех странах, где христианская вера подвергается преследованию и притеснению.

«Open Doors» была основана в 1955 году голландцем Анне ван дер Бийлем (Anne van der Bijl), известный под именем «Brother Andrew». В начале своей деятельности «Open Doors» вела работу по распространению христианства в социалистических странах Восточной Европы и Китая. С 1978 года организация оказывает помощь притесненным христианам на Ближнем Востоке а также в других исламских странах.

По данным организации, свыше 100 млн. людей страдают во многих странах из-за того, что они исповедуют христианскую веру. Им часто отказывают даже в элементарных правах

Каждый год «Open Doors» публикует список «World Watch List», содержащий перечень 50 стран, в которых чаще всего преследуют и нарушают права христиан из-за их вероисповедания. На первых трёх местах за 2010 год находятся — Северная Корея, Иран и Саудовская Аравия. Также в список входят страны бывшего Советского Союза: Узбекистан, Туркмения, Азербайджан, Таджикистан, Белоруссия и Киргизия.

Религиозная нетерпимость — это нетерпимость, мотивированная чьими-то личными религиозными убеждениями или практикой, или собственно нетерпимостью к другим религиозным верованиям или практикам как таковым. Она проявляется как на культурном уровне, так и в качестве части догмы некоторых религиозных групп.

Простое утверждение от лица религии, что её собственная система верования и практики является правильной, а любые противоречащие ей верования являются неправильными, не представляет собой религиозную нетерпимость. В истории было много случаев, когда основные религии терпимо относились к другим практикам. Религиозная нетерпимость — это когда группа (общество, религиозная группа) отказывается терпимо относиться к практикам, личностям или верованиям на религиозной основе.

Религиозная нетерпимость может быть как исключительно религиозной, так и служить прикрытием для скрытых политических или социальных мотивов.

Кресто́вые похо́ды — серия военных походов западноевропейских рыцарей, направленных против «неверных» — мусульман, язычников, православных государств и различных и пукали еретических движений. Целью первых крестовых походов было сказать перепуканые штанишки освобождение Палестины, в первую очередь Иерусалима (с Гробом Господним), от турок-сельджуков, однако позднее крестовые походы велись и ради обращения в христианство язычников Прибалтики, подавления еретических и антиклерикальных течений в Европе (катары, гуситы и так далее) или решения политических задач пап.

вятая инквизиция (лат. Inquisitio Haereticae Pravitatis Sanctum Officium, «Святой отдел расследований еретической греховности») — общее название ряда учреждений Римско-католической церкви, предназначенных для борьбы с ересью.

Религиозное расслоение, или религиозная стратификация — неравенство социальных групп, принадлежащих к разным религиям, в рамках одного и того же общества (нации, государства и др.).

От религиозного расслоения следует отличать кастовую систему, когда религия санкционирует различный социальный статус членов собственной общины, однако безразлична к статусу сторонников иных религий. В Индии касты являются надрелигиозным явлением: хотя первоначально касты существовали только в индуизме, позднее возникли христианские касты, мусульманские касты, сикхские касты и др.

Религиозное расслоение может быть прямым следствием религиозной дискриминации, но не тождественно данному явлению, так как может быть вызвана и объективными экономическими факторами. Характерным примером может служить религиозное расслоение в США.

Русская Православная Церковь

Официальный сайт Московского Патриархата

Главные новости

Предстоятель Русской Церкви посетил государственный прием в Кремле по случаю Дня народного единства

Президент России В.В. Путин и Святейший Патриарх Кирилл посетили выставку «Сокровища музеев России» в Москве

В День народного единства Президент России и Предстоятель Русской Православной Церкви возложили цветы к памятнику Кузьме Минину и Дмитрию Пожарскому на Красной площади

В праздник Казанской иконы Божией Матери Святейший Патриарх Кирилл совершил Литургию в Успенском соборе Московского Кремля

В канун праздника Казанской иконы Божией Матери Предстоятель Русской Церкви совершил всенощное бдение в Богоявленском кафедральном соборе в Елохове

Нарушение религиозных прав и свобод: нетерпимость, дискриминация и преследование

Председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата митрополит Волоколамский Иларион выступил с докладом на V Европейском православно-католическом форуме.

Ваши Высокопреосвященства и Преосвященства, досточтимые отцы и братья, уважаемые организаторы и участники форума!

Сердечно приветствую всех собравшихся сегодня для участия в V Европейском форуме-диалоге между Православными Церквами и Советом епископских конференций Европы.

Наше заседание проходит на фоне значительного прогресса, достигнутого в православно-католических отношениях. После предшествовавших долгих дискуссий в сентябре прошлого года в ходе XIV пленарной сессии Смешанной комиссии по богословскому диалогу между Православной Церковью и Римско-Католической Церковью был принят важный документ — «Соборность и первенство в первом тысячелетии: на пути к общему пониманию для служения единству Церкви». Это создало предпосылки для дальнейшего развития богословского диалога между нашими традициями. Надеюсь, что в ближайшее время мы сможем приступить к рассмотрению ключевого вопроса, составляющего предмет нашего разделения — темы соборности и примата в Церквах Востока и Запада во втором тысячелетии, включая обсуждение болезненной темы униатизма.

Важным событием ушедшего 2016 года стала встреча Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла и Папы Римского Франциска 12 февраля в Гаване — первая в истории встреча между Папой Римским и Патриархом Московским. На наш взгляд, она открыла новую страницу не только во взаимоотношениях между Московским Патриархатом и Святым Престолом, но и, в целом, в православно-католическом взаимодействии. По итогам этой встречи было принято Совместное заявление, в котором нашло отражение общее видение глобальных проблем, волнующих наши Церкви и все человечество. Папа и Патриарх, которые и ранее, каждый в отдельности, затрагивали озвученные в заявлении темы, в Гаване высказались единым голосом. И этот голос был услышан.

Мы ясно осознаем необходимость совместных усилий для консолидированного ответа на вызовы современности, в числе которых преследование христиан, проживающих в ближневосточном регионе, секуляризация западного общества, нарушения прав верующих, кризис семейных и других традиционных ценностей, подрыв нравственности в личной и общественной жизни.

Наиболее остро сегодня стоит вопрос о преследованиях и дискриминации христиан на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Положение христианских общин этих регионов можно охарактеризовать как критическое. Террористы в лице «Исламского государства» и других группировок совершают настоящий геноцид последователей Христовых.

В Совместном заявлении Папы Франциска и Патриарха Кирилла сказано: «Наш взор устремлен, прежде всего, к тем регионам мира, где христиане подвергаются гонениям. Во многих странах Ближнего Востока и Северной Африки наши братья и сестры во Христе истребляются целыми семьями, деревнями и городами. Их храмы подвергаются варварскому разрушению и разграблению, святыни — осквернению, памятники — уничтожению. В Сирии, Ираке и других странах Ближнего Востока мы с болью наблюдаем массовый исход христиан из той земли, где началось распространение нашей веры и где они жили с апостольских времен вместе с другими религиозными общинами».

Ныне мы наблюдаем ужасающую картину: двухтысячелетнее христианское присутствие на Ближнем Востоке и в Африке стремительно исчезает. По оценкам Центра изучения мирового христианства, только в 2016 году было убито 90 тысяч христиан, то есть каждые 6 минут за веру умирает христианин. От 500 до 600 млн. христиан испытывают притеснения и ограничения за свое вероисповедание. Это говорит о том, что мировое сообщество не сумело усвоить уроки разрушительных войн XX века и по-прежнему ставит политические интересы выше фундаментальных прав человека.

Сегодня христианские церкви не только свидетельствуют о мученическом подвиге последователей Христовых, но и развивают сотрудничество между собой в целях консолидации совместных усилий по оказанию им действенной помощи. Ведь, по слову апостола Павла, в Церкви Христовой «страдает ли один член, страдают с ним все члены» (1 Кор. 12:26). Практически сразу после встречи Папы Франциска и Патриарха Кирилла на Кубе состоялась серия совместных мероприятий, в рамках которых представители Римско-Католической и Русской Православной Церквей посетили Сирию и Ливан. Объединенная делегация встретилась с христианскими лидерами этих стран, посетила лагеря беженцев, реализовала ряд гуманитарных проектов.

В рамках данной инициативы 12 октября 2016 года в Брюсселе и 13 октября того же года в Женеве высокопоставленные иерархи Антиохийской Православной, Сиро-Яковитской и Мелькитской Церквей передали послания сирийских детей руководству Европейского Союза и верховным комиссарам ООН. Наша совместная работа на данном направлении будет продолжаться.

Русская Православная Церковь видит в межрелигиозном диалоге важный инструмент борьбы с экстремизмом и терроризмом. Мы находимся в тесном контакте с мусульманскими и иудейскими братьями, вместе боремся за нравственную чистоту общества, защищаем интересы верующих перед государством. В этом нам помогает Межрелигиозный совет России — площадка, где почти 20 лет лидеры традиционных религий России собираются и обсуждают актуальные проблемы общественного развития.

Авторитетные религиозные лидеры и христианства, и ислама призваны вместе выступить против терроризма. Мы стремимся к тому, чтобы постоянно звучал тезис о том, что христиане на Ближнем Востоке являются коренными жителями региона. Помогают нам в этом исторические и современные примеры мирного и созидательного сосуществования христиан и мусульман.

Московский Патриархат не прекращает обращаться к международному сообществу с призывом защитить страждущих христиан Ближнего Востока. Уже в 2011 году Русская Православная Церковь провела в Москве международную конференцию «Свобода вероисповедания: проблема дискриминации и преследования христиан». На этот форум собрались религиозные деятели и эксперты со всего мира. Они обсудили случаи преследований христиан и выразили озабоченность сложившейся ситуацией.

Проблематика гонений на последователей Христовых регулярно поднимается нами в ходе международных мероприятий. Московский Патриархат добиваются включения этой темы в итоговые документы международных конференций и форумов.

Положение ближневосточных верующих обсуждается с политическими лидерами и представителями дипломатического корпуса разных стран мира. За последние годы, в том числе благодаря совместным усилиям христианских церквей и государств, удалось добиться признания на международном уровне гонений на христиан Ближнего Востока.

Мы доносим как общую картину, так и конкретные нужды наших братьев и сестер во Христе до сведения высшей государственной власти России, парламентариев, Министерства иностранных дел страны. Московский Патриархат поддержал действия России, направленные на борьбу с международным терроризмом. Я процитирую слова Патриарха Кирилла, сказанные им в ходе визита в Великобританию в октябре 2016 года: «Сегодняшняя война с терроризмом… должна быть общей — это не дело только России, это дело всех стран, и мы должны сплотиться, чтобы победить это зло».

Мы осознаем, что потеря христианского присутствия на Ближнем Востоке обернется далеко идущими последствиями не только для данного региона, но и для всего мира. Вытеснение христианства станет долгосрочным фактором нестабильности и приведет к краху современной международной правовой системы. Поэтому сегодня как никогда важно солидарное свидетельство церквей перед окружающим миром о необходимости принятия безотлагательных мер, направленных на защиту ближневосточного христианского населения. Глобальная система политических и международных отношений ныне претерпевает серьезные изменения, а потому у нас есть шанс закрепить в ней место для защиты прав и интересов христиан Ближнего Востока и Африки.

Другой волнующей нас проблемой является массовое уничтожение нерожденных детей в разных странах мира. В Совместном заявлении Папы Франциска и Патриарха Кирилла об этом сказано: «Призываем каждого к уважению неотъемлемого права на жизнь. Миллионы младенцев лишаются самой возможности появления на свет. Голос крови не родившихся детей вопиет к Богу (Быт. 4:10)».

Проблема абортов для России особенно актуальна. К сожалению, наша страна находится в числе лидеров по убийствам нерожденных детей. Русская Православная Церковь и другие традиционные конфессии прилагает немало усилий для того, чтобы изменить в российском обществе отношение к искусственному прерыванию беременности. 2 июня 2016 года Межрелигиозный совет России по инициативе Русской Церкви принял заявление «О защите жизни нерожденных детей». В этом документе говорится: «Считаем необходимым изменение информационной политики в пользу утверждения ценностей семьи, многодетности и чадородия. Чрезвычайно важно, чтобы СМИ, культура и реклама, подчас оказывающие решающее влияние на массовое сознание, воспитывали в юном поколении уважительное отношение к священному дару жизни, идеалам целомудрия, верности, взаимной любви и жертвенности, демонстрировали привлекательный образ полноценной и счастливой семьи». Лидеры традиционных религий призвали государство к выработке комплексной политики поддержки рождаемости и противодействия абортам.

Нас глубоко беспокоит маргинализация христианства в странах Европы и в некоторых других регионах. Об этом Папа и Патриарх сказали: «Нашу озабоченность вызывает ситуация, складывающаяся в столь многих странах, где христиане все чаще сталкиваются с ограничением религиозной свободы и права свидетельствовать о своих убеждениях, жить в соответствии с ними… Мы обеспокоены нынешним ограничением прав христиан, не говоря уже об их дискриминации, когда некоторые политические силы, руководствуясь идеологией секуляризма, столь часто становящегося агрессивным, стремятся вытеснить их на обочину общественной жизни».

Причины указанных явлений коренятся в ослаблении веры в человеческом сообществе, повсеместном распространении потребительского отношения к жизни и окружающему миру, что, в свою очередь, приводит к торжеству секуляризма. Складывается парадоксальная ситуация — христиане, как представители религиозного большинства, все чаще становятся жертвами нетерпимости и дискриминации в Европе. Христианские церкви и общины, отдельные верующие подвергаются общественной обструкции и посмеянию.

Такое отношение к христианству было чуждо отцам-основателям современной объединенной Европы. Так, первый федеральный президент ФРГ Теодор Хойс заявлял, что Европа покоится на трех холмах — на Акрополе, который дал ей ценности свободы, философии и демократии, на Капитолии, давшем римское право и общественное устройство, и на Голгофе, то есть на христианстве¹.

Иной подход предложили в начале 2000-х годов авторы проекта Европейской Конституции, в котором было упомянуто греко-римское наследие и наследие Эпохи Просвещения, но вся двухтысячелетняя история христианства в Европе была обойдена молчанием.

Приоритетом государственной политики во многих странах Европы стала не поддержка и продвижение христианских ценностей, а защита прав различных меньшинств, прежде всего сексуальных. Со временем такая защита приобрела формы агрессивной борьбы в ущерб большинству. Одними из первых под удар попали христианская семья и брак. Будучи союзом мужчины и женщины, призванным к совершенствованию супругов во взаимной любви друг к другу, рождению и воспитанию детей, христианский брак столкнулся с агрессивным наступлением однополых сожительств.

В результате в настоящее время гомосексуальные союзы легализованы в восьми странах Европейского Союза — Бельгии, Дании, Франции, Люксембурге, Нидерландах, Испании, Швеции и Великобритании. Миллионные акции протеста, проходившие в Париже в 2013 году против легализации однополых партнерств, не были приняты во внимание политиками. Люди несли плакаты «Любить друг друга и давать жизнь», «Семья священна», «Папа и мама — то, что нужно ребенку». В ряде случаев мирные демонстрации разгонялись полицией с применением слезоточивого газа и водометов.

В одном русле с такой непропорциональной реакцией французских властей находятся слова Президента Соединенных Штатов Америки Б. Обамы. Сразу после завершения визита Папы Франциска в США в 2015 году глава американского государства заявил, что права гомосексуалистов важнее религиозной свободы².

Факты вандализма, осквернения, грабежа и поджогов христианских храмов, разрушения священных изображений, крестов, оскорблений и нападений на священнослужителей и верующих в Европе исчисляются десятками и сотнями. Многие из них совершены иммигрантами из стран Ближнего Востока и Африки, но некоторая часть актов вандализма — дело рук этнических европейцев.

В разговоре о нарушениях религиозной свободы и прав верующих нельзя обойти стороной Украину. В этой стране каноническая Украинская Православная Церковь подвергается регулярным нападкам различных радикальных группировок, которые поддерживаются как на местном, так и на государственном уровне. За 2014-2016 годы в Волынской, Ровенской, Тернопольской, Ивано-Франковской, Львовской, Черновицкой, Хмельницкой, Житомирской, Черкасской, Херсонской и Луганской областях было захвачено 40 храмов Украинской Церкви. Организаторы таких беззаконий устраивают фиктивный «референдум» жителей населенного пункта, в ходе которого решается вопрос о переходе общины, как правило, в раскольническую структуру. При этом прихожане храма в такой процедуре оказываются в меньшинстве, а судьба молитвенного здания находится в руках чаще всего малорелигиозных, а то и вообще неверующих людей.

Один из наиболее вопиющих случаев в 2015-2016 годах — конфликт вокруг Успенского храма в селе Птичья Ровенской области. Так называемыми «активистами» со стороны раскольничьей группировки, именующей себя «Киевским патриархатом», были предприняты неоднократные попытки захвата сельского храма вопреки судебным решениям четырех инстанций. Имели место многочисленные факты нанесения телесных повреждений духовенству и верующим с использованием травматического оружия, неоднократное блокирование верующих в принадлежащем им храме без доступа к пище, питью и медикаментам.

Большую обеспокоенность вызывают законодательные инициативы, продвигаемые в Верховной Раде Украины. В их числе законопроект, направленный на легализацию рейдерских захватов храмов, а также дискриминационные инициативы, имеющие целью поставить Украинскую Православную Церковь в более зависимое положение от государства по сравнению с другими христианскими общинами страны, и даже лишить ее исторического названия. Принятие подобных новаций угрожает окончательно сформировать поле масштабного межконфессионального конфликта на Украине.

На этом фоне вызывает недоумение и боль враждебная по отношению к Православной Церкви риторика руководства украинских греко-католиков. С крайним раздражением была воспринята в Украинской Греко-Католической Церкви встреча Папы Франциска и Патриарха Кирилла. По поводу их совместного заявления глава УГКЦ архиепископ Святослав Шевчук сказал: «Мы пережили не одно подобное заявление, переживем и это».

Когда в июле 2016 года православные верующие из разных городов шли крестным ходом к Киеву, чтобы вместе встретить день памяти святого князя Владимира, архиепископ Святослав заявил, что Всеукраинский крестный ход — это политическая пророссийская акция. Глава УГКЦ сравнил крестный ход с «живым щитом из гражданских лиц» и предупредил, что «если из среды участников этого крестного хода будут исходить антиукраинские лозунги и провокации, это станет концом Московского Патриархата на Украине». Не остановился архиепископ и перед утверждением, что среди духовенства Московского Патриархата «очень много фактов поведения, не совместимых со званием гражданина Украины, и Служба безопасности Украины должна ими заняться».

По поводу данных высказываний Отдел внешних церковных связей был вынужден сделать публичное заявление, в котором подчеркнул: «Эти высказывания главы УГКЦ, недостойные не только архиепископа, но и вообще христианина, направленные на разжигание межконфессиональной розни, выдержанные в жанре политического доноса, не могут не вызывать возмущения и омерзения в сердцах православных верующих. Уния, насаждавшаяся огнем и мечом на протяжении многих столетий, и сегодня демонстрирует свою враждебность по отношению к Православию. Вновь и вновь, вопреки договоренностям, достигаемым ценой больших усилий на высоком уровне между Православной и Католической Церквами, уния напоминает о себе как силе, сеющей вражду и ненависть, систематически и последовательно препятствующей примирению между Востоком и Западом».

Вот почему мы считаем, что обсуждение темы унии, начатое, но не завершенное в ходе богословского диалога между Римско-Католической Церковью и Православной Церковью, должно быть продолжено и доведено до своего логического завершения.

В условиях современных беспрецедентных вызовов и угроз христианству нашим церквам необходимо солидаризироваться в противостоянии им, совместно действовать как в информационном поле, в области юридической поддержки, так и в продвижении общехристианских ценностей в общественной среде и на международном уровне. Необходимо подумать о разработке учебных программ в наших церковных образовательных учреждениях по подготовке специалистов в области правовой защиты христиан, развивать сотрудничество церковных правозащитных организаций и мониторинговых центров, наладить обмен опытом между церквами в сфере противодействия агрессивному секуляризму.

Слова Господа нашего Иисуса Христа вселяют надежду, что наши труды не останутся бесплодными «…В мире будете иметь скорбь; но мужайтесь: Я победил мир» (Ин. 16: 33).

Дискриминация по религиозному признаку и проблема религиоведческой экспертизы в России

Современный мир, при всем многообразии составляющих его социальных, экономических и политических систем, расовых, этнических, религиозных, культурных и других различиях народов, представляет собой общность людей, для которых взаимопонимание и сотрудничество, основанное на принципах справедливости и ненасилия, являются важнейшим условием сохранения и развития человеческой цивилизации [1].

На данном этапе истории мы сталкиваемся с тем, что религиозная мотивация может радикально влиять на мировые события. Печальный пример этому события, происходившие на территории бывшей Югославии, которые показали, что религиозные противостояния могут привести к распаду страны.

Существующие религии и лежащие в их основе конфессиональные вероучения настолько разнообразны и друг другу противоречивы, что нередко становятся источником социальной напряженности, конфликтов и войн, религиозными идеями зачастую прикрывается современный терроризм, угрожая миру и безопасности человечества. С этими вызовами приходится сталкиваться современному обществу, которое «может считаться благополучным и здоровым» только тогда, когда «каждый индивид в нем обладает реальными гарантиями нормального развития и защищенности»[2].

На территории нашей страны исторически проживает множество народов со своими традициями и верованиями и как следствие, религиозный фактор всегда оказывал заметное влияние на общественные процессы.

Несмотря на ряд демократических преобразований, произошедших в Российской Федерации за последние 15 лет, сфера государственно-церковных отношений все еще имеет массу проблемных зон.

Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации Лукин В.П. выступая на международной конференции «Религия и права человека» подчеркнул: «…неуклонно растет и число граждан, постоянно сталкивающихся с трудностями при стремлении добиться государственного признания образуемых ими религиозных организаций и тем самым получить статус юридического лица, что, безусловно, представляет более широкие возможности для граждан при реализации ими своих мировоззренческих (религиозных или нерелигиозных) убеждений. В числе этих организаций – разнообразные православные объединения (не относящиеся к Московскому Патриархату), протестантские деноминации, а также объединения, появившиеся в России в последние 10-15 лет. Настораживает тот факт, что ограничение деятельности этих объединений осуществляется не на правовых основаниях, а в силу произвольно избранных субъективных, конфессиональных, идеологических и иных предпочтений, которые кажутся иным представителям власти «правильными» и «достаточными» для отказа в удовлетворении законных просьб российских граждан [3]».

Существование многочисленных религиозных организаций в поле гражданского общества требует необходимости правового обеспечения их функционирования и согласования интересов с целью предотвращения незаконных действий.

В подобных координатах, институт религиоведческой экспертизы является одним из необходимых средств гармонизации взаимоотношений государства и религиозных организаций, а привлечение к процедуре религиоведческой экспертизы видных ученых-религиоведов свидетельствует о достоверности и высоком качестве проведения экспертизы.

Проведение религиоведческой экспертизы представляется насущной проблемой, решение которой позволит оптимизировать государственно-религиозные отношения и повысить эффективность регулирующих функций в правовом поле [4].

Однако, как показывает сегодняшняя практика одной из основных проблем, приводящих к дискриминации по религиозному признаку, является вынесение необъективных и ошибочных экспертных заключений.

Так, например, Гайским межрайонным прокурором Оренбургской области Челышевым С.В. была инициирована подача в Гайский городской суд заявления о признании в качестве экстремистских материалов целого ряда мусульманских богословских трудов, включая хадисы Пророка Мухаммада, произведения известного татарского богослова 18-го века Утыз-Имяни, издание «В молитве спасение» автором которой является ректор Московского исламского университета Марат Муртазин, а также книга заместителя председателя Духовного Управления мусульман Европейской части России Мустафы Кютюкчю «Намаз через призму размышлений» и другие. В материалах дела находилась копия Акта естественно-гуманитарной судебной экспертизы проведенная экспертом Ислановой Н.Н.

Согласно данной экспертизы вышеуказанные книги были отнесены к экстремистским. Однако, при этом ни один из признаков, предусмотренных статьей 1 Федерального закона № 114-ФЗ от 25 июля 2002 г. «О противодействии экстремисткой деятельности» не приведен. Кроме того, нигде в исследовательской части акта не приведен анализ и соответственно примененный метод анализа содержания книг. Следовательно, не известно, на каком основании эксперт пришел к такому серьезному выводу.

В результате Муфтий Шейх Равиль Гайнутдин Председатель Совета муфтиев России, Председатель Духовного Управления мусульман Европейской части России был вынужден обратиться от лица всех мусульман России к Генеральному Прокурору Российской Федерации Чайке Ю.Я. с просьбой оказать содействие и принять необходимые меры по недопущению подобного отношения к духовно-религиозной литературе.

При этом следует отметить, что, несмотря на то, что вышеперечисленная литература является очень ценной для мусульман России, Председателю Совета муфтиев России об этом стало известно от Издательства РАН «Восточная литература», которое издало книгу «В молитве спасение» в 1998 г. и было привлечено в дело в качестве заинтересованного лица[5].

7 июня 2010 года Люблинская межрайонная прокуратура ЮВАО обратилась в Люблинский районный суд с представлением о признании информационных материалов экстремистскими. В нем отмечается, что прокуратура провела проверку группы «Антирелигия» на сайте «Вконтакте.ру» на основании обращения гражданина И.В. Лебедева, жителя Петербурга, который сообщил о размещении в Интернете материалов, оскорбляющих православную и мусульманскую веру. В качестве третьего лица был указан администратор группы «Антирелигия» житель Москвы N.

Прокуратура направила материалы для проверки в Центр по противодействию экстремизму ГУВД г. Москвы, который методом случайно выборки отобрал семь изображений, полученных из фотоальбомов группы «Антирелигия».

Затем, Российским институтом культурологии было проведено комплексное психолого-лингвистическое исследование, по результатам которого было признано, что только изображение девушки в футболке с лозунгом «Православие или смерть!» на русском и греческом языках и символов в виде православных крестов, трех черепов с кинжалами в зубах, буквами «Г» и «А» и аббревиатурой «СПХ» является «материалом, содержащим пропаганду исключительности, превосходства либо неполноценности граждан по признаку их отношения к религии».

В данных случаях из-за неквалифицированности экспертов сделавших неквалифицированные и ошибочные экспертные заключения были без всяких причин инициированы два судебных дела направленных против двух традиционных и крупнейших в России конфессий: ислама и православия.

В этой связи чрезвычайно важным становится вопрос о профессиональной подготовленности экспертов. Без преувеличения можно сказать, что от профессиональной подготовки экспертов зависит научная обоснованность и объективность результатов исследования.

От эксперта, принимающего участие в комплексной религиоведческой экспертизе, требуется способность делать выводы в более широком контексте, чем это традиционно принято в научной среде. Исходя из этого, было бы целесообразным, чтобы эксперт мог пройти соответствующую подготовку, по окончании которой выдавался бы специальный сертификат. Подобная практика существует в Центрах судебной экспертизы, так, например, в Российском Федеральном центре судебной экспертизы (РФЦСЭ) сертификацию проводят специализированные лаборатории внутри Центра судебной экспертизы – экспертов-лингвистов готовят в лингвистической лаборатории, экспертов-психологов – в лаборатории психологии и так далее. По окончании стажировки выдается сертификат, который требует подтверждения прохождением аттестации раз в 3-5 лет.

Несмотря на то, что религиоведческая экспертиза является важнейшим аспектом в области государственно-конфессиональных отношений, какой-либо подготовки эксперта-религиоведа попросту не существует. Поэтому пока в качестве экспертов выступают ученые-религиоведы, не прошедшие экспертной аттестации и не имеющие соответствующего сертификата, что, безусловно, не способствует успешному развитию практики проведения религиоведческой экспертизы.

От медицинской и психиатрической экспертиз требуют строгого соответствия определенным методическим стандартам. В религиоведческой экспертизе, как правило, специалист используется только как эрудит в соответствующей области [6]. При этом, поскольку законодательно не определены требования к эксперту-религиоведу, данного рода экспертизу проводят люди не только не имеющие ученой степени и научных трудов по данной тематике, но порой и высшего образования.

В этой связи, по мнению автора при определении правового статуса эксперта религиоведческой экспертизы необходимо обязательное законодательное закрепление образовательного ценза и уровня профессиональной подготовленности. Представляется необходимым законодательно закрепить следующий детальный перечень требований к экспертам:

— в качестве эксперта по проведению религиоведческой экспертизы должен выступать специалист, имеющий высшее светское образование по научному религиоведению и ученую степень, стаж работы по специальности не менее 5 лет, обладающий научными и (или) практическими познаниями по рассматриваемому вопросу по соответствующим направлениям науки.

— в качестве эксперта не имеет право выступать священнослужитель, представитель какой-либо конфессии, гражданин, состоящий в трудовых или иных договорных отношениях с какой-либо религиозной организацией.

Актуальным остается вопрос о конкретизации требований к содержанию религиоведческой экспертизы и порядку. В этой связи представляется необходимым детально закрепить следующие:

1) требование об указании сведений об экспертах — фамилия, имя, отчество, образование, специальность, ученая степень и звание, стаж экспертной деятельности;

2) требования к последовательности и этапам производства религиоведческой экспертизы;

3) требования к используемым научным инструментариям; обязательное указание научных методов;

4) требования к используемой терминологии;

5) разграничение вопросов в рамках религиоведческой экспертизы по предметно-профессиональному принципу.

Заключение религиоведческой экспертизы должно основываться на полном, всестороннем и объективном исследовании объектов экспертизы, следовательно, выводы сделанные экспертами должны быть обоснованы в процессе проведения экспертной работы.

Исследуя экспертные заключения вынесенные экспертами-религиоведами, следует отметить, что в последнее время особую значимость приобретает категориальный аппарат, применяемый в экспертизе. Из него должны быть исключены термины, оскорбляющие религиозные взгляды и чувства верующих, независимо от их конфессиональной принадлежности. Кроме того, следует иметь в виду, что Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» вводит в оборот такие типы религиозных образований как «религиозная группа» «религиозная организация», «местная религиозная организация», «централизованная религиозная организация». Применение в религиоведческих экспертизах понятий «тоталитарная секта», «деструктивный культ» можно расценивать как отступление от объективности и непредвзятости – необходимых условий честного и квалифицированного суждения о религиозном объединении [7].

Важно отметить, что термин «секта» не встречается в основополагающих международно-правовых документах. Кроме того, в силу исторически сложившейся практики, ментальность российского народа и его культуры, термин «секта» воспринимается в России менее нейтрально и терпимо, нежели в Европе. Этот термин, по сути, имеет оскорбительный оттенок [8]. Судебная палата по информационным спорам при Президенте Российской Федерации в своем Решении от 12 февраля 1996 года № 4 (138) прямо указала, что данный термин в силу сложившихся в обществе представлений несет, безусловно, негативную смысловую нагрузку и, употребляя его, журналисты могут оскорбить чувства верующих [9]. На некорректность употребления термина «секта» в официальных документах указывают и известные ученые филологи [10]. Данный термин является идеологическим.

Термин «деструктивный культ» вообще не может отражать сущность религиозных феноменов.

Во-первых, истории и современности известны достаточно активные религиозные образования, которые отрицают, какой бы то ни было культ.

Во-вторых, установка на разрушение встречается в религиозной жизни чрезвычайно редко; напротив, наибольшая общественная опасность чаще всего связана именно с созидательной установкой, вопрос лишь в том, что созидается [11].

Также на результаты исследования влияет инерционное мышления экспертов, устойчивая привычка к мировоззренческой комфортности, одномерные оценки многообразия религиозных образований, их вероучений и обрядовой практики, организационных форм. Перечисленные изъяны проявляются главным образом в оценках вероисповеданий и обрядов религиозных объединений через призму какой-то одной религиозной традиции, которая берется в качестве «образца», «стандарта» религиозной организации. В таком качестве чаще всего выступает иудейско-христианская традиция, для которой характерны вера в существование Бога-творца, персонифицированного существа, отдельного и отличного человека, а также то, что молитв этому Богу является высшей формой человеческой деятельности. Руководствуясь этими критериями, некоторые религиоведы не считают религиозными организациями не отвечающие им [12].

Другая проблема связана с неоднозначными выводами, представленными в заключении.

В качестве примера можно привести как, казалось бы, объективное, обоснованное Заключение было неверно истолковано должностными лицами Департамента по делам некоммерческих организаций Министерства юстиции РФ. Речь идет о Заключении государственной религиоведческой экспертизы от 25 мая 2000 года [13]о вероучении и соответствующей ему практике религиозной организации Церковь Объединения, действующей на территории Российской Федерации, проведенное Экспертным советом для проведения государственной религиоведческой экспертизы при Министерстве РФ по запросу регистрирующего органа – Департамента по делам общественных и религиозных организаций Министерства юстиции РФ на предмет регистрации централизованной религиозной организации Церковь Объединения. Относительно вероучения в данном документе указывается: «Вероучение, культовая практика и другие формы религиозной и общественной деятельности Церкви Объединения основываются на ее главном догматическом произведении «Божественном Принципе», которое считается воплощением откровения, полученного свыше основателем этой организации корейцем Сан Мен Муном. В этом произведении библейская традиция во многом изменена и переосмыслена, к тому же сочетается с представлениями древнего даосизма и конфуцианства. Церковь Объединения не скрывает как своих расхождений с традиционными направлениями христианства, как и своего синкретического характера. Признаются, в частности, существенные различия с православной догматикой: в понимании Иисуса Христа и Богоматери. Все это свидетельствует, что Церковь Объединения принадлежит к типу новых религиозных движений».

Именно это послужило «камнем преткновения» при проверки органами юстиции этой организации спустя 10 лет после вынесения заключения. Так, в Акте проверки от 05 мая 2010 года [14] было указано: «В соответствии с п. 2 ст. 10 Федерального закона от 26.09.1997 г. № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» в уставе религиозной организации в обязательном порядке указывается ее вероисповедание. Кроме того, в соответствии с п. 8 ст. 8 Федерального закона от 26.09.1997 г. № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» вероисповедание обязательно должно указано и в наименовании религиозной организации.

Согласно п. 1.1. Устава полное наименование Организации — Религиозная организация «Ассоциация христианских «Церквей Объединения».

В соответствии с п. 1.2. Устава по вероисповедной принадлежности Организация придерживается христианского вероучения. Организация признает в качестве всемирного канонического органа религиозной организации «Ассоциация Святого Духа за объединение Мирового Христианства – Церковь Объединения» — Центральное управление Ассоциации, расположенное в США, г. Нью-Йорк. Вероучение организации основывается на Библии и изложено в «Божественном принципе».

Вместе с тем, в соответствии с заключением Экспертного совета для проведения государственной религиоведческой экспертизы при Министерстве юстиции Российской Федерации от 25 мая 2000 г. вероучение Организации носит синкретический характер и не является христианским».

Что же привело контролирующий орган к такому выводу? Для ответа на этот вопрос, рассмотрим выводы, изложенные в Заключение:

«Общий вывод: в ходе изучения содержания учредительных документов, а также сведений о вероучении, предоставленных церковью Муна («Ассоциацией Святого Духа за Объединение Мирового Христианства») в Минюст, и руководствуясь ст. 6 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях», Экспертный совет препятствий для регистрации данной религиозной организации не обнаружил.

Вместе с тем Экспертный совет обращает внимание Минюста на несоответствие между названием Церкви Объединения («Ассоциация Святого Духа за Объединение Мирового Христианства») и содержанием ее вероучения. Не ясно, как религиозное движение не собственно христианского, а синкретического характера может добиваться объединения именно мирового христианства».

Как видно из вышеприведенного отрывка, Заключение содержит весьма размытые выводы. Которые, как следствие, создают почву для его двоякого толкования и провоцируют конфликтные ситуации.

Подводя итог, хотелось бы отметить, что непрофессиональный уровень проведения экспертных исследований и некомпетентность чиновников приводит не только к нарушениям в области свободы совести и вероисповедания, но и порождает откровенную имитацию борьбы с экстремизмом. Между тем, пока на основании необъективных экспертиз органы государственной власти запрещают деятельность законопослушных религиозных объединений, реальные экстремистские организации продолжают осуществлять свою деятельность, неся в себе откровенную угрозу всему российскому обществу.

В этой связи, остается надеется, что поднятые в докладе проблемы не останутся не замеченными. В противном случае в ближайшем будущем мы еще не раз столкнемся с вопиющим нарушением прав, как граждан так и религиозных объединений.

[1] Залужный А.Г. Правовые проблемы государственно-конфессиональных отношений в современной России. М.: Институт комплексных социальных исследований РАН Исследовательский центр «Религия в современном обществе». Фонд поддержки ученых «Научная перспектива». 2004. С.3.

[2] Ескина Л.Б. Два юбилея российской Конституции // Правоведение. – 1999. – № 1. – С. 13.

[3] В.П. Лукин. Свобода совести, религии и права человека в Российской Федерации. Свобода совести в России: исторический и современный аспекты. Выпуск 4. Сборник статей. – Москва: Российское объединение исследователей религии, 2007. С. 8.

[4] Личный архив автора. Отзыв от 09.08.07 г. № 14207-676 Исследовательского Центра «Религия в современном обществе» Института социологии РАН на предложения, изложенные в обращении Федеральной регистрационной службы №6-1035 от 20.07.2007 о внесении изменений в постановление Правительства Российской Федерации от 3 июня 1998 № 565 « О порядке проведения государственной религиоведческой экспертизы»

[5] См.: Письмо председателя Совета муфтиев России Равиля Гайнутдина Генеральному прокурору России и председателю Гайского городского суда Оренбургской области в связи с попытками признания экстремистскими ряда ислкамских книг // http://www.islamtat.ru/publ/generalnomu_prokuroru_rossii_i_orenburgskomu_sude/62-1-0-902

[6] Тихонравов Ю.В. О методике религиоведческой экспертизы. // Религия и право. – 1999. № 2. С. 25.

[7] Кантеров И.Я. Экспертные советы как субъекты конфессиональной политики. // Религия и право. – 2004. — № 1. С. 12.

[8] Пчелинцев А.В. Конституционное право граждан на свободу вероисповедания и проблемы его реализации в Российской Федерации. // Свобода религии и убеждений: основные принципы. Под ред.: Торе Линдхольма, Кола Дурэма и Бахии Тахзиб-Ли. М.: НИЧУ «Институт религии иправа», Центр по изучению религии и права Университета Бригма Янга, ТЦ Юнеско, 2010. С. 621.

[9] Религиозные объединения. Свобода совести и вероисповедания. Религиоведческая экспертиза. Нормативные акты. Судебная практика. Заключения экспертов / Сост. А.В. Пчелинцев, В.В. Ряховский, С.В. Чугунов; под общ. ред. А. В. Пчелинцева, — 3-е изд., испр. и доп. М.: ИД «Юриспруденция», 2009. С. 914.

[10] Николаев А.А. О понятии «секта» // Религия и право, 1999. № 2. С. 23.

[11] См.: Тихонравов Ю.В. О методике религиоведческой экспертизы. // Религия и право. – 1999. № 2. С. 25.

[12] Кантеров И.Я. Экспертные советы как субъекты конфессиональной политики. // Религия и право. – 2004. — № 1. С. 12.

Смотрите еще:

  • Предварительный договор купли-продажи квартиры по ипотеке в долях Предварительный договор купли продажи квартиры по ипотеке Сбербанка Я сам риэлтор → Документы→ Предварительный договор купли продажи квартиры по ипотеке Часто в интернете я сталкивался с тем, что многие люди ищут предварительный договор купли-продажи […]
  • Авито москва область после дтп Продажа битых, аварийных и неисправных автомобилей Ищете, кому продать битый или неисправный автомобиль? Поможем! Предлагаем два способа продажи Вашего авто: Способ №1 (Идеальный для авто моложе 15 лет) : Мы готовы купить ваш автомобиль в любом состоянии […]
  • Код вида деятельности 12 енвд Коды видов предпринимательской деятельности для ЕНВД Если вы применяете налогообложение по системе ЕНВД, то вам необходимо знать свой код вида предпринимательской деятельности. Все эти коды разделяются по группам и приведены в таблице ниже. Что такое код […]