Заверения сторон гк рф

06.03.2019 Выкл. Автор admin

Оглавление:

Статья 431.2. Заверения об обстоятельствах

СТ 431.2 ГК РФ

1. Сторона, которая при заключении договора либо до или после его заключения дала другой стороне недостоверные заверения об обстоятельствах, имеющих значение для заключения договора, его исполнения или прекращения (в том числе относящихся к предмету договора, полномочиям на его заключение, соответствию договора применимому к нему праву, наличию необходимых лицензий и разрешений, своему финансовому состоянию либо относящихся к третьему лицу), обязана возместить другой стороне по ее требованию убытки, причиненные недостоверностью таких заверений, или уплатить предусмотренную договором неустойку.

Признание договора незаключенным или недействительным само по себе не препятствует наступлению последствий, предусмотренных абзацем первым настоящего пункта.

Предусмотренная настоящей статьей ответственность наступает, если сторона, предоставившая недостоверные заверения, исходила из того, что другая сторона будет полагаться на них, или имела разумные основания исходить из такого предположения.

2. Сторона, полагавшаяся на недостоверные заверения контрагента, имеющие для нее существенное значение, наряду с требованием о возмещении убытков или взыскании неустойки также вправе отказаться от договора, если иное не предусмотрено соглашением сторон.

3. Сторона, заключившая договор под влиянием обмана или существенного заблуждения, вызванного недостоверными заверениями, данными другой стороной, вправе вместо отказа от договора (пункт 2 настоящей статьи) требовать признания договора недействительным (статьи 179 и 178).

4. Последствия, предусмотренные пунктами 1 и 2 настоящей статьи, применяются к стороне, давшей недостоверные заверения при осуществлении предпринимательской деятельности, а равно и в связи с корпоративным договором либо договором об отчуждении акций или долей в уставном капитале хозяйственного общества, независимо от того, было ли ей известно о недостоверности таких заверений, если иное не предусмотрено соглашением сторон.

В случаях, предусмотренных абзацем первым настоящего пункта, предполагается, что сторона, предоставившая недостоверные заверения, знала, что другая сторона будет полагаться на такие заверения.

Комментарий к Ст. 431.2 Гражданского кодекса РФ

1. Потребность, которая вызвала к жизни ст. 431.2 ГК РФ, по мнению А.Г. Карапетова , достаточно очевидна. В обороте, в особенности в практике совершения сложных инвестиционных и корпоративных сделок (акционерных соглашений, сделок продажи акций или доли, договоров совместной деятельности, договоров в области разработки месторождений и т.п.), достаточно часто стороны фиксируют в договоре или сопроводительной документации к нему определенные заявления о тех или иных имевших место в прошлом или на момент заключения договора фактических обстоятельствах, которые важны для другой стороны и позволяют ей принять взвешенное решение о заключении договора. Во внутрироссийских контрактах такие заявления (заверения) встречаются достаточно часто и включаются даже в самые обычные договоры в рамках обычной хозяйственной деятельности.
———————————
См. подробнее: Карапетов А.Г. Заверения об обстоятельствах и условия о возмещении потерь в новой редакции ГК РФ. URL: m-logos.ru/img/Tezis_AKarapetov_02072015.pdf.

По сути, отмечает А.Г. Карапетов , в форме таких заверений одна из сторон сообщает ту или иную информацию, имеющую важное значение для другой стороны и стимулирующую последнюю заключить договор на определенных условиях. В ряде случаев раскрытие такой информации является обязательным с точки зрения конкретных положений добросовестности, в то время как в других случаях раскрытие информации является необязательным, но осуществляется с целью повлиять на решение другой стороны заключить договор. Соответствующая информация может предоставляться в форме заверений, данных до заключения договора (например, в инвестиционном меморандуме или меморандуме о взаимопонимании), включаться в текст договора непосредственно или предоставляться в ходе исполнения договора. Принципиального значения это не имеет. Сообщать ложную информацию, обманывать партнера нельзя. Обманщик должен нести ответственность. Этот вывод, уточняет А.Г. Карапетов, и с его мнением трудно не согласиться, представляется вполне логичным и даже неизбежным.
———————————
Там же.

2. В соответствии с комментируемой статьей (абз. 1 п. 1) сторона, которая при заключении договора либо до или после его заключения дала другой стороне недостоверные заверения об обстоятельствах, имеющих значение для заключения договора, его исполнения или прекращения (в том числе относящихся к предмету договора, полномочиям на его заключение, соответствию договора применимому к нему праву, наличию необходимых лицензий и разрешений, своему финансовому состоянию либо относящихся к третьему лицу), обязана возместить другой стороне по ее требованию убытки, причиненные недостоверностью таких заверений, или уплатить предусмотренную договором неустойку. В указанных случаях предполагается (абз. 2 п. 4 комментируемой статьи), что сторона, предоставившая недостоверные заверения, знала, что другая сторона будет полагаться на такие заверения.

Здесь нужно учесть ряд следующих нюансов:

1) признание договора незаключенным или недействительным само по себе не препятствует наступлению указанных выше последствий (абз. 1 п. 1 комментируемой статьи);

2) предусмотренная комментируемой статьей ответственность наступает, если сторона, предоставившая недостоверные заверения, исходила из того, что другая сторона будет полагаться на них, или имела разумные основания исходить из такого предположения.

3. Сторона, полагавшаяся на недостоверные заверения контрагента (при условии, что эти заверения имели для нее существенное значение), помимо истребования убытков, причиненных недостоверностью таких заверений или уплаты предусмотренной договором неустойки, вправе (п. 2 комментируемой статьи) также отказаться от договора, если иное не предусмотрено соглашением сторон.

Что же касается стороны, заключившей договор под влиянием обмана или существенного заблуждения, вызванного недостоверными заверениями, данными другой стороной, то она вправе (п. 3 комментируемой статьи) вместо обозначенного отказа (п. 2 данной статьи) от договора требовать признания договора недействительным (ст. ст. 179 и 178 ГК РФ).

4. Предусмотренные п. п. 1 и 2 комментируемой статьи последствия применяются к стороне, давшей недостоверные заверения при осуществлении предпринимательской деятельности, а равно и в связи с корпоративным договором либо договором об отчуждении акций или долей в уставном капитале хозяйственного общества, независимо от того, было ли ей известно о недостоверности таких заверений, если иное не предусмотрено соглашением сторон.

5. Судебная практика:

— Постановление Арбитражного суда Московского округа от 19.07.2016 N Ф05-9879/2016 по делу N А41-85289/2015 (о взыскании долга и пени по договору поставки);

— Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 26.05.2016 N Ф04-1726/2016 по делу N А45-16394/2015 (о взыскании суммы, предъявленной в счет уменьшения покупной стоимости нежилого помещения);

— Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 11.04.2016 N Ф08-1775/2016 по делу N А32-35875/2014 (о признании недействительным договора уступки прав (требования), применении последствий недействительности сделки, восстановлении прав, переданных по недействительному договору, взыскании возникших убытков);

— Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.07.2016 N 17АП-7507/2016-ГК по делу N А50-764/2016 (о признании недействительным со дня заключения договора аренды земельного участка);

— Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.07.2016 N 13АП-23111/2015 по делу N А56-16079/2015 (о расторжении договора подряда);

— Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.05.2016 N 15АП-403/2016 по делу N А32-35876/2014 (о признании недействительными договоров уступки прав, применении последствий недействительности сделок, взыскании убытков).

Заверения об обстоятельствах (ст.431.2 ГК РФ)

Изменения в ГК РФ: Заверения об обстоятельствах (статья 431.2.)

При заключении и исполнении договора каждая из его потенциальных или состоявшихся сторон стремится представить себя в наиболее выгодном свете. Часто случается, что в сделке какая-то сторона заинтересована сильнее и в случае необходимости она вынуждена прибегать к хитростям и уловкам по предоставлению неполной либо искаженной информации о себе.

С 01 июня 2015 года сторонам нужно быть внимательнее к достоверности сведений, предоставляемых контрагентам: в ГК РФ начала действовать статья 431.2. – Заверения об обстоятельствах.

Основные положения новшества:

  1. Если сторона до/после/при оформлении договорных отношений выдала другой стороне недостоверные заверения о важных обстоятельствах (о предмете договора, уполномоченности на совершение сделки, наличии требующихся лицензий, своем финансовом положении и т.д.), данная сторона обязана компенсировать противоположной стороне убытки либо договорную неустойку. Пострадавшая сторона вправе дополнительно отказаться от договора.
  2. Незаключенность или недействительность договора не препятствует предъявлению таких требований.
  3. Ответственность, установленная статьей 341.2., применима, если недобросовестная сторона полагала, что вторая сторона будет основываться на недостоверной информации.
  4. Если сторона, давшая ложную информацию, является коммерческим субъектом либо речь идет о корпоративном договоре либо договоре об отчуждении акций (долей), негативные последствия применяются вне зависимости от того, знала ли она доподлинно о недостоверности таких заверений.

С одной стороны, глобальных новшеств не случилось – раньше такое требование можно было квалифицировать как убытки. С другой стороны, вероятность удовлетворения такого требования без самостоятельного правового основания была бы мала.

На данный момент непонятно, как будет определяться надлежащая форма предоставления сведений – информация на деловых переговорах, переписка, документы, иное. Вопрос и в том, информация от каких лиц будет считаться имеющей значение для дела. И уж тем более в том, как будет определяться размер убытков от получения такой информации. Все это предстоит выяснить судебной практике.

Судам предстоит и разграничение между ответственностью за недостоверные заверения и нормами об оспаривании сделок по основанию обмана и введения в заблуждение.

Ясно одно – не стоит относиться к предоставляемой информации как к ничего не значащим сведениям, у недовольных контрагентов появился механизм обернуть ее против источника сведений.

Если вам понравился этот материал или какие-либо наши иные, то порекомендуйте их вашим коллегам, знакомым, друзьям или деловым партнерам.

Иные материалы по изменениям в ГК РФ:

Как заверения об обстоятельствах включить в договор

Статьи по теме

Институт заверений об обстоятельствах существует в российском праве с 2015 года. Компания дает контрагенту объяснение относительно важных для сделки обстоятельств и несет ответственность за последствия. Как отразить заверения в тексте документа.

Согласно статье 431.2 ГК РФ компания вправе дать контрагенту заверения об обстоятельствах в отношении будущей сделки, после чего контрагент сможет принять решение, заключать ли договор. Заверения касаются важных для сделки аспектов. В западной практике аналогичный инструмент используется, как правило, в сделках по приобретению бизнеса, но его можно применить в отношении любой сделки. По закону компания несет не только договорную, но и преддоговорную ответственность, в том числе за сведения, которые передает контрагенту и на основании которых он принимает решение о сотрудничестве.

В российском праве данную конструкцию используют с 2015 года. Появилась практика по спорам из заверений, которые сторона договора дала в отношении важных обстоятельств и которые оказались недостоверными. На основании закона и практики можно сделать некоторые выводы о том, как применять этот инструмент.

Статьи по теме в журнале «Арбитражная практика для юристов»

Какими должны быть заверения об обстоятельствах

Есть несколько правил, которые помогут использовать инструмент без ошибок, а если компания получила недостоверные заверения, взыскать убытки с контрагента. Эти правила следуют из закона и практики, которая складывается по данной категории споров:

  1. Заверения дают только об обстоятельствах, которые уже свершились (п. 1. ст. 431.2 ГК РФ). Например, по поводу:
  • имущества, в отношении которого заключают сделку, в том числе характеристик имущества;
  • сведений о компании, когда сделка касается ее акций или доли;
  • участника сделки, в частности, о состоянии его финансов, актуальности лицензий, отсутствии долгов перед бюджетом, корпоративной структуре и т. п.;
  • правовых особенностей договора, в том числе получении одобрении на сделку, если это необходимо, достоверности полномочий лица, которое поставит подпись в договоре и т. д.
  1. Заверения должны обладать конкретикой. Например, что у компании нет финансовых обязательств перед третьими лицами. Так, продавец доли в ООО сообщил, что у компании задолженностей нет. Однако после сделки покупатель обнаружил, что такой долг имеется. Покупатель потребовал возместить убытки в размере этого долга, и ему удалось добиться полного удовлетворения исковых требований (решение АС Пермского края от 15.05.2017 по делу № А50-30504/2016). Это пример того, как работают заверения об обстоятельствах, если их оформили правильно.
  2. Только уполномоченное лицо вправе давать те или иные заверения и гарантии в ходе заключения сделки, согласно ГК это общее правило договорной работы. Если заверения будут исходить от представителя компании, у которого полномочий нет, убытки взыскать не удастся. Так, исполнитель по договору услуг не смог получить компенсацию, так как заверения исходили от заместителя директора (постановление 9ААС от 14.02.2017 по делу № А40-108640/16).

Рассмотрим образцы формулировок, как правильно включить заверения об обстоятельствах в договор.

Как заверения об обстоятельствах формулировать в договоре

При выборе формулировок важно соблюсти следующие принципы:

  • заверения и обязательства – концептуально разные конструкции, и одно не должно выдаваться за другое;
  • нужна конкретика, чтобы формулировка не была двусмысленной, неоднозначной, иначе это создает риски для юридической защиты.

Обязательство – это действие, а его формулировка – выражение намерения поступить или не поступить определенным образом. Заверение – сообщение факта, существующего в текущий момент времени как некая объективная реальность. Этот факт актуален и считается достоверным.

Сравним на примерах:

  1. Заверение об обстоятельствах: «Товар принадлежит продавцу на праве собственности, не обременен правами третьих лиц, не заложен, не арестован, не является предметом исков третьих лиц».
  2. Обязательство: «Продавец обязан передать покупателю товар свободным от любых прав третьих лиц».

Общее правило для включения заверений в договор: чем больше конкретики, тем лучше. Например:

  1. «Товар находится в отличном состоянии».
  2. «Товар полностью соответствует требованиям ГОСТ 3262-75». Здесь определили сам товар – трубы стальные водогазопроводные. Кроме того, конкретизировали его свойства (обозначенные ГОСТ), которым он полностью соответствует.

На первый взгляд, обе формулировки заверений об обстоятельствах отвечают положениям закона (ст. 431.2 ГК РФ). Значит, они позволяют воспользоваться юридической защитой. Однако первый вариант способен породить спор и не несет смысловой нагрузки. Под формулировкой «отличное состояние» можно понимать что угодно. Проблематично будет доказать достоверность или недостоверность такого заверения. Во втором случае конкретика определена, и если товар не будет соответствовать нормативам, покупатель сможет это доказать.

Конкретика – не самоцель. Она призвана обеспечить возможность эффективной защиты от недостоверности заверения. С другой стороны, более абстрактные формулировки можно использовать, в частности, для некого множества одинаковых ситуаций, которые не имеет смысла раз за разом повторять в каждом договоре. Например, заверение о том, что у компании нет недоимок по налогам – общее, но оно подразумевает и охватывает недоимки по всем налогам (НДС, имущественный налог и т.д.), поэтому перечисления каждого конкретного налога в отдельности не требует.

Каким способом можно зафиксировать заверения в тексте документа

Подходы к указанию (внедрению) заверений об обстоятельствах могут быть разными. Главная цель – чтобы они:

  • появились в договоре как таковые;
  • не подменяли собой иные конструкции (например, обязательства);
  • позволяли себя четко идентифицировать;
  • дали возможность воспользоваться юридической защитой.

На практике юристы при работе с этой конструкцией используют три основных подхода. Рассмотрим их подробнее:

«Размазывание» заверений по договору.

Заверения об обстоятельствах указывают в тексте договора вместе с другими условиями и выглядят как отсылка к ГК РФ (например, «к данному пункту применяются положения ст. 431.2 ГК РФ»). Такой способ разумно практиковать, если заверений немного и если есть уверенность, что это не приведет к спорным ситуациям. Существует риск того, что заверение не будет признано таковым в случае спора. Оно как бы есть, но при этом никак не обозначено.

Создание отдельного пункта с прямым перечислением заверений.

Для заверений содают отдельный подраздел в текст едокумента. Это самый распространенный подход. Формулировки при этом могут быть самыми различными. Главное – соблюсти требования статьи 431.2 ГК РФ.

Изложение заверений в приложении к договору.

Если заверений много, а сделка масштабная, можно создать отдельное приложение к документу. Такая форма заверений об обстоятельствах позволяет удобно сгруппировать все важные условия. В тексте договора указываются только ссылки на приложение, а заверения излагаются уже в нем.

Какие заверения об обстоятельствах в договор вносить не следует

В ГК РФ нет перечисления, какие обстоятельства должны, а какие не могут заверяться. Но исходя из значения этого института и правоприменительной практики, можно сделать вывод о том, в каком виде заверения включать в договор не следует. Рассмотрим три распространенных примера ошибочного применения конструкции:

  1. Формулировка заверений выглядит как мнение, догадки или предположения контрагента. Зачастую в таких конструкциях присутствуют «может», «возможно», «по мнению» и т. п. С точки зрения закона, нарушений нет, но есть серьезные сомнения в юридической силе таких заверений. Иначе выглядят заверения, которые выражены как профессиональное, экспертное мнение или мнение, основанное на экспертном заключении, профессиональном суждении. Главное отличие – отсутствие голословности утверждения, содержащегося в заверении.
  2. Формулировка намерения, подмена заверения обязательством. Проблема здесь не только в подмене институтов. Такое заверение может оказаться простой формальностью, которая, по сути, ни к чему в дальнейшем не обязывает, ведь оно – не обязательство. С другой стороны, констатация намерений – это не факт, а ведь именно фиксация факта – суть заверения.
  3. Заверение в виде подтверждения соответствия определенных фактов нормам права. Например, «согласно статье такой-то я имею право сделать то-то». Здесь сразу же напрашивается вопрос о смысле и пользе таких заверений. Нельзя исключить и ситуации, когда сегодня какая-то норма права существует, а завтра ее нет или она изменилась. Что делать: не исполнять закон или не исполнять условия договора? Несмотря на то, что такая формулировка заверения юридически допустима, она не несет ничего, кроме информационной нагрузки, и способна создать проблему в будущем. Исключением можно назвать случаи действительно значимого указания на нормы права. Например, когда необходимо указать статус в соответствии с иностранным законодательством.

Стоит выделить и еще одну ситуацию – формулировка будущих обстоятельств. Пример такого заверения об обстоятельствах: «Акт инвентаризации будет содержать полную и достоверную информацию об имуществе и финансовых обязательствах компании на дату подписания». В отличие от намерений, здесь сформулированы факты, но только те, которые возникнут в будущем. Хотя такой подход идет вразрез с необходимостью руководствоваться объективной реальностью, закону он не противоречит. Используя такие заверения, необходимо избегать предположений и домыслов, а также формулировок, подразумевающих не факты, а будущие обязательства.

Заверения об обстоятельствах: как применять нормы, чтобы они работали?

Заключение договора зачастую представляет собой шаг в неизвестность. Поэтому при составлении и заключении договора важно максимально использовать предусмотренные гражданским законодательством инструменты, позволяющие защитить интересы сторон. Одним из таких инструментов является возможность фиксации в договоре заверений о тех или иных фактических обстоятельствах, которые имеют для сторон существенное значение. После появления с 1 июня 2015 г. в Гражданском кодексе РФ ст. 431.2, посвященной заверениям об обстоятельствах, включение их в текст договоров получает все большее распространение на практике. Однако многие юристы сходятся во мнении, что формулировки рассматриваемой статьи оказались не совсем удачными, а институт заверений не работает так, как хотелось бы сторонам.

Появление ст. 431.2 в ГК РФ является одной из частей целого пакета поправок, вводящих в российское право концепции, характерные для англо-американского договорного права (representations and warranties, indemnity, option, etc.). И если правила применения данных концепций за рубежом максимально предсказуемы, то их видоизмененные для нашей страны версии пока что вызывают большое количество вопросов.

Заверения есть, как быть с гарантиями?

Необходимо сразу обратить внимание, что законодатель в ст. 431.2 ГК РФ указал только на заверения. Однако помимо заверений в иностранных правопорядках существуют еще и гарантии. В англо-американской системе утверждения о фактах, ставшие частью договора, именуют «гарантии» (warranty), а не ставшие частью договора, но сыгравшие роль при его заключении, — «заверения» (representations).

По существу заверение — это утверждение о фактах, которые относятся к прошлому или настоящему (например: «транспортное средство не попадало в ДТП»). Сторона, которая предоставляет такое заверение, заявляет контрагенту о его истинности с целью побудить контрагента к определенным действиям (например, заключить договор о покупке транспортного средства). Если продавец сообщит ложные сведения в подобных целях, то это повлечет аннулирование договора и взыскание убытков.

Гарантия же дается в отношении определенных будущих фактов (например: «транспортное средство не сломается в течение определенного срока»). Предоставляющая ее сторона сама не знает, окажется это утверждение истинным или ложным. Фактически она гарантирует истинность утверждения, обязуясь выплатить другой стороне убытки, если оно окажется неверным (уже после заключения договора).

Законодатель по каким-то причинам такой градации не делает, объединив оба инструмента в одно понятие — заверения. Однако возникает вопрос: могут ли быть сторонами зафиксированы гарантии? Прямого запрета на это нет, тем более что гарантии представляют для сторон весьма существенную ценность. Однако именовать их придется все-таки заверениями.

К каким отношениям применяются положения ст. 431.2 ГК РФ?

Поскольку стороны и раньше включали в свои договоры заверения об обстоятельствах, у многих сразу возник вопрос, связанный с возможностью получения защиты с помощью положений новой статьи.

Однако, к разочарованию многих, суды начали исходить из того, что положения ст. 431.2 ГК РФ не применимы к отношениям, которые возникли до ее вступления в силу (постановления АС Московского округа от 19.07.2016 № Ф05-9879/2016 по делу № А41-85289/2015, Северо-Западного округа от 12.01.2017 № Ф07-11836/2016 по делу № А56-95917/2015). Заверения, которые стороны согласовали до появления указанной нормы, не имеют правового значения (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 15.07.2016 № 09АП-28457/2016 по делу № А40-25734/2015). В связи с этим для того чтобы защитить свои права по «старым» контрактам, будет необходимо использовать другие механизмы, в частности, попробовать обосновать возможность их включения в текст договора ссылкой на положения постановления Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 № 16 «О свободе договора и ее пределах».

Важно обратить внимание, что возможность применения положений ст. 431.2 ГК РФ зависит именно от обстоятельств, порождающих права и обязанности сторон. Так, по одному из дел суд посчитал, что юридически значимым обстоятельством для решения вопроса о применении ст. 431.2 ГК РФ является не момент заключения предварительного договора, а момент заключения либо отказа от основного договора (постановление АС Дальневосточного округа от 16.12.2016 № Ф03-5651/2016 по делу № А04-2069/2016).

Когда стороны используют заверения об обстоятельствах?

Законодатель не ограничивает область использования заверений об обстоятельствах, в связи с чем заверения могут использоваться для любых условий договора и быть связаны с наличием или отсутствием различных обстоятельств.

Если обратиться к практике, то стороны используют заверения об обстоятельствах в следующих случаях:

в отношении предмета договора, например, купли-продажи, поставки, аренды, мены или иных подобных договоров. Заверения связаны с определенными характеристиками предмета (например, функциональностью, свойствами, наличием недостатков и т.д.). В этой связи весьма интересен вопрос о том, можно ли дать заверения о качестве товара. С одной стороны, нарушение положений договора о качестве товара влечет предусмотренные ГК РФ специальные последствия (ст. 475 ГК РФ). С другой стороны, прямого запрета на это законодатель не содержит. Более того, в постановлении АС Московского округа от 10.01.2017 № Ф05-20676/2016 по делу № А40-249688/2015 суд прямо посчитал заверениями об обстоятельствах содержащуюся в договоре гарантию качества товара. Весьма интересно, что до появления в ГК РФ положений ст. 431.2 некоторые суды квалифицировали заверения об обстоятельствах именно как гарантию качества товара (постановление ФАС Московского округа от 11.06.2013 по делу № А40-54975/2012);

действий третьих лиц. Они относятся косвенно к самому предмету, однако имеют существенное значение для стороны. Например, в соглашении о покупке акций стороны часто устанавливают заверения о фактически контролирующем компанию лице (решение АС Воронежской области от 06.12.2016 по делу № А14-8248/2016) либо о праве получить документы от третьих лиц (постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.07.2016 № 13АП-23111/2015 по делу № А56-16079/2015);

наличия необходимых лицензий, разрешений, прав, например, на товарный знак (постановление Двадцать первого арбитражного апелляционного суда от 24.10.2016 № 21АП-1331/2016 по делу № А84-581/2016);

финансового состояния лица, дающего заверение (например, отсутствие долгов, доходность и иные финансовые показатели и т.д.), либо о наличии обременений (решение АС г. Москвы от 23.12.16 по делу № А40-116810/2016);

самого договора, например, включение в текст утверждения о том, что для заключения договора не требуется наличие решения органов управления стороны по сделке (например, об одобрении крупной сделки и/или сделки с заинтересованностью) или что на сделку получены необходимые согласия государственных органов или третьих лиц (например, согласие супруга на сделку с общим имуществом, залогодержателя на перевод долга и т.д.).

Могут быть и другие заверения, область применения нормы ст. 431.2 ГК РФ весьма широка.

Как формулировать заверения об обстоятельствах?

В судебной практике встречаются примеры, когда пострадавшая сторона считает положения договора заверениями, хотя они таковыми не являются (постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 09.06.2017 № 02АП-2837/2017 по делу № А29-1032/2016). На практике такие случаи встречаются нередко, что свидетельствует о важности правильного формулирования заверений в тексте договора или иного документа.

Ярким примером является спор, в котором истец просил признать недействительными договоры цессии, которые он заключил с банком. По условиям спорных соглашений к истцу переходили права требования по кредитным договорам, обязательства по которым обеспечивались залогами. Одно из таких обязательств оказалось фактически без обеспечения. Заявитель посчитал, что заключил соглашения под влиянием заблуждения. Банк не сообщил ему необходимые сведения, а значит, должен возместить убытки. Однако суд не согласился с позицией истца. Прежде чем подписать договор, заявитель мог потребовать у банка документы, проверить все обстоятельства и установить фактическую стоимость предмета сделки. Тот факт, что банк предоставил заявителю сведения без каких-либо оговорок или замечаний, не считается заверением, наоборот, в соглашении банк указал, что не отвечает за неисполнение или ненадлежащее исполнение должниками обязательств по договорам. В связи с этим суд отказал в иске (постановление АС Северо-Кавказского округа от 08.09.2016 № Ф08-6235/2016 по делу № А32-35877/2014).

Из документа должно однозначно следовать, что те или иные обстоятельства являются заверениями. Если сторона самостоятельно сделала вывод из представленных контрагентом документов, что контрагент якобы дал какие-то заверения (но прямо из документов этого не следует), то суд с большой вероятностью откажет в удовлетворении иска (постановление АС Северо-Кавказского округа от 11.04.2016 № Ф08-1775/2016 по делу № А32-35875/2014).

Чтобы в случае спора у суда не возникло сомнений в том, что стороны согласовали заверения, можно:

включить в текст формулировку «К договору/пункту договора (в котором изложить обстоятельства) применяются положения ст. 431.2 ГК РФ». Плюс этого варианта — возможность толкования всех необходимых положений договора/пункта как заверений. Минус — неочевидность заверений, в связи с чем могут возникнуть неоднозначные толкования договора/пункта договора в суде;

закрепить в тексте договора заверения об обстоятельствах, либо в отдельном блоке договора с соответствующим наименованием, либо в приложении. Текст указанных блоков должен содержать однозначную формулировку: «Сторона 1 заверяет Сторону 2 о следующих обстоятельствах:…». В этом случае заверения не должны противоречить иным положениям договора. Плюс этого варианта — простота доказывания наличия заверений. Минус — защита от недостоверных заверений только в отношении ограниченного перечня обстоятельств.

Важно отметить, что заверения об обстоятельствах должны содержать в себе однозначные формулировки, которые нельзя будет в дальнейшем истолковать двояко. Например, фразу «Продавец обязан передать покупателю товар свободным от любых прав третьих лиц» нельзя истолковать как заверение (в ней отсутствует конкретика). Однако если сформулировать ее как «Товар принадлежит продавцу на праве собственности, не обременен правами третьих лиц, не заложен, не арестован, не является предметом исков третьих лиц», то она уже приобретает черты заверения.

В качестве дополнения в тексте договора можно специально указать, что утверждение стороны является заверением об обстоятельствах и в случае его недостоверности сторона будет нести ответственность на основании положений ст. 431.2 ГК РФ, а также на осведомленность другой стороны, что ее контрагент полагается на данные утверждения.

На практике встречаются случаи, когда суды квалифицируют в качестве заверений утверждения стороны, которые выражены в иных документах, в частности в письмах. Так, в одном деле компания предоставила арендодателю гарантийные письма, в которых обязалась произвести арендную плату в определенные сроки, а также выражала согласие на расторжение договора в случае неисполнения своих обязательств в указанные сроки. Поскольку компания допустила просрочку, суд посчитал, что она нарушила данные заверения, в связи с чем арендодатель правомерно отказался от исполнения договора (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 29.09.2016 по делу № А40-6387/2016). Однако такой подход суда следует признать весьма спорным, поскольку заверение об обстоятельствах — это утверждение о фактах, а в гарантийном письме было выражено обязательство совершить определенное действие.

Также заверения об обстоятельствах могут содержаться, например, в извещениях об аукционах (постановление АС Поволжского округа от 20.10.2016 № Ф06-12164/2016 по делу № А12-31006/2015), в текстах мировых соглашений (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 01.12.2016 № 09АП-52644/2016-ГК по делу № А40-29502/16) и в иных документах.

Отдельно стоит обратить внимание, что при квалификации утверждений в качестве заверений об обстоятельствах суды часто анализируют сопутствующие заключению договора обстоятельства. Так, например, по одному из дел ответчик продал истцу под склад нежилое помещение, вход и въезд в которое осуществлялись через соседнее помещение, также принадлежавшее ответчику. Через некоторое время ответчик продал соседнее помещение третьему лицу, в результате чего истец лишился возможности въезжать на свой склад. Покупатель предъявил иск об уменьшении покупной цены и взыскании с продавца соответствующей суммы. Суды отказали в удовлетворении иска, ссылаясь на то, что в момент покупки истец знал об отсутствии у помещения отдельного въезда. Они пришли к выводу, что продавец не принимал на себя пассивного обязательства по неотчуждению соседнего помещения (постановление АС Западно-Сибирского округа от 26.05.2016 по делу № А45-16394/2015), квалифицируя такое обязательство в качестве заверения об обстоятельствах.

Последствия недостоверных заверений

Если обратиться к иностранному праву, то там существует градация ответственности за недостоверные заверения стороны в зависимости от степени ее вины. Английское право знает три случая, когда наступает ответственность за введение в заблуждение:

3) невиновное введение в заблуждение.

В каждом случае ответственность лица, которое ввело в заблуждение контрагента, отличается.

Законодатель в ст. 431.2 ГК РФ не проводит аналогичной градации. В пункте 4 этой статьи указано лишь, что если недостоверные заверения предоставила сторона договора при осуществлении предпринимательской деятельности, а равно в связи с корпоративным договором либо договором об отчуждении акций или долей в уставном капитале хозяйственного общества, то независимо от того, было ли ей известно о недостоверности таких заверений, другая сторона договора вправе как требовать взыскания убытков или предусмотренной договором неустойки, так и заявить об отказе от договора.

В связи с этим возникает вопрос: когда заверения признаются недостоверными — являются ли они несоответствием фактам объективной реальности или законодатель ведет речь о субъективной оценке, например, лица, которое полагалось на эти заверения, или, наоборот, лица, предоставляющего заверение? К сожалению, ответа на этот вопрос Кодекс не дает.

Что касается мер ответственности, то законодатель предусмотрел, что виновная сторона обязана возместить другой стороне по ее требованию убытки, причиненные недостоверностью таких заверений, или уплатить предусмотренную договором неустойку.

Важно отметить, что сторона вправе требовать возмещения убытков или выплату неустойки при действительности самого договора. С практической точки зрения это весьма важно, поскольку при действовавшей до 1 июня 2015 г. редакции ГК РФ виновное лицо могло быть уверено, что иск об убытках ему не грозит, поскольку по ст. 179 ГК РФ взыскание убытков было неотъемлемым элементом оспаривания договора. Теперь вести себя недобросовестно у стороны не получится.

В качестве примера взыскания убытков, причиненных недостоверностью заверений, можно привести постановление Двадцать первого арбитражного апелляционного суда от 24.10.2016 № 21АП-1331/2016 по делу № А84-581/2016. Суд установил, что имеются основания для признания лицензионного договора недействительным. Истец был введен в заблуждение относительно существования у ответчика прав на товарный знак, так как на момент заключения лицензионного договора у ответчика отсутствовали какие-либо права на товарный знак, о чем свидетельствует представленная копия свидетельства на товарный знак, выданная существенно позже заключения лицензионного договора. Таким образом, на момент заключения лицензионного договора ответчик знал, что не сможет выполнить свои обязательства по договору. В целях реализации лицензионного договора истцом был заключен договор аренды, по которому оплачивалась арендная плата, коммунальные платежи, выплачивалась заработная плата, страховые взносы и налоговые обязательства, что подтверждается имеющимися в материалах дела доказательствами. Суд взыскал с недобросовестной стороны указанные расходы как убытки.

С практической точки зрения интересным является вопрос, можно ли комбинировать убытки и неустойку. Другой интересный вопрос связан с возможностью установления условия о возмещении потерь в качестве последствия сообщения недостоверного заверения. К сожалению, законодатель на эти вопросы ответа не дает.

Также важно отметить, что признание договора незаключенным или недействительным само по себе не препятствует наступлению указанных последствий (п. 1 ст. 431.2 ГК РФ).

Помимо этого, законодатель предусмотрел право стороны отказаться от договора, если иное не предусмотрено соглашением сторон. Весьма показательным могло бы стать дело, в котором рассматривался вопрос о правомерности отказа от договора в связи с нарушением условий договора в части заверений.

В опционном соглашении на куплю-продажу акций продавец предоставил покупателю заверение об обстоятельствах, согласно которому список контролирующих лиц компании был приведен на ее интернет-сайте. Впоследствии покупатель отказался от уплаты опционной премии, ссылаясь на недостоверность этого заверения, поскольку, по его мнению, компанию контролировал губернатор области, а в списке на сайте его не было (пакет акций держали члены его семьи). Продавец предъявил иск о взыскании опционной премии, а покупатель — встречный иск о взыскании неустойки. Суд первой инстанции признал, что заверение являлось недостоверным, поскольку губернатор контролировал компанию, и отказал продавцу во взыскании премии. Однако во взыскании неустойки покупателю также было отказано, поскольку он злоупотребил своим правом из договора. По мнению суда, покупатель изначально знал, что губернатор контролирует компанию, и заключил соглашение специально, с целью последующего взыскания неустойки с продавца.

Однако суд апелляционной инстанции, оставив резолютивную часть решения без изменения, существенно изменил мотивировку (постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 17.04.2017 № 19АП-6312/2016 по делу № А14-8248/2016), признав опционное соглашение мнимым.

Важно отметить, что данный судебный акт фокусирует внимание на интересном вопросе. Может ли лицо полагаться на заверения и в дальнейшем требовать наступления соответствующих последствий, если оно заведомо знало или должно было знать об их недостоверности? Представляется, что в данном случае стороне должно быть отказано в защите права, поскольку такие действия являются недобросовестными.

Альтернативным вариантом для стороны (вместо отказа от договора) законодатель предусмотрел возможность заявить требование о признании договора недействительным на основании ст. 178 и 179 ГК РФ (п. 3 ст. 431.2 ГК РФ).

Необходимо отметить, что с практической точки зрения значительный интерес представляет возможность уточнения условий для отказа от договора при предоставлении недостоверных заверений. Могут ли стороны своим соглашением самостоятельно определить, какие последствия будут предусмотрены в случае недостоверности конкретных заверений (например, за недостоверность одних обстоятельств — убытки, за недостоверность других — неустойка), или ограничение права одной из сторон на применения последствий невозможно?

Как доказать нарушение прав?

Чтобы получить компенсацию в связи с недостоверностью представленных сведений, придется действовать весьма активно. Связано это с тем, что суды возлагают на пострадавшую сторону бремя доказывания заверений об обстоятельствах и их недостоверности (постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.07.2016 № 17АП-7507/2016-ГК по делу № А50-764/2016).

Для установления наличия заверений истец может использовать не только договор и иные документы, которые выражают волю сторон, но и, например, показания свидетелей, которые присутствовали при заключении договора (постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.10.2016 № 19АП-4508/2016 по делу № А14-18691/2015).

Также в качестве доказательства может приниматься переписка сторон. Переписка может быть как бумажной, например письма, подтверждающие наличие заверения (постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.11.2016 по делу № А56-35349/2016), так и электронной. Что касается последней, то ей важно придать юридическую силу в договоре (указать в договоре право конкретного лица давать заверения, его адрес электронной почты и т.д.). В противном случае взыскать убытки не получится (решение АС Архангельской области от 24.06.2016 по делу № А05-59/16).

Перспективы развития

Подводя итог, отметим, что участники гражданского оборота пока что не готовы активно использовать заверения об обстоятельствах. Возможно, большинство ждет формирования судебной практики по многим возникающим вопросам. Но уже сейчас очевидно, что суды также испытывают существенные трудности с пониманием смысла положений ст. 431.2 ГК РФ. В связи с этим необходимо либо на законодательном уровне доработать положения рассматриваемой статьи, либо Верховному суду РФ дать свои развернутые разъяснения относительно применения этой нормы.

Пока этого не произошло, совершенствование рассматриваемой статьи становится делом юристов, которые, при творческом подходе, вполне могут направить судебную практику в правильное русло и дать толчок развитию в нашей стране института ответственности за ложные заверения.

Смотрите еще:

  • Авито москва область после дтп Продажа битых, аварийных и неисправных автомобилей Ищете, кому продать битый или неисправный автомобиль? Поможем! Предлагаем два способа продажи Вашего авто: Способ №1 (Идеальный для авто моложе 15 лет) : Мы готовы купить ваш автомобиль в любом состоянии […]
  • Госпошлина за регистрации права на земельный участок Госпошлина за регистрацию земельного участка с расположенной на нем блокированной жилой застройкой составит 350 руб. Минфин России разъяснил, что в отношении земельного участка с видом разрешенного использования "блокированная жилая застройка" госпошлина за […]
  • Ип списание основных средств ИП, применяющий общую систему налогообложения, приобретает имущественный комплекс (предприятие) за 125 000 млн. руб. В составе имущественного комплекса приобретаются объекты недвижимости, земельные участки, скважины. Как ИП должен производить налоговый учет […]