Ук рф понятие группы

08.03.2019 Выкл. Автор admin

ПОНЯТИЕ ОРГАНИЗОВАННОЙ ГРУППЫ

Участие нескольких лиц в преступной деятельности значительно повышает общественную опасность содеянного, причиняет значительный вред объектам уголовно-правовой охраны, влечет более строгое наказание на основании и в пределах, предусмотренных УК РФ.

В УК РФ организованная группа законодателем понимается трояко, а именно: как форма соучастия (ст. 35 УК РФ), как квалифицирующий признак в различных составах преступлений и как самостоятельный состав преступления (ст.ст. 209, 210 УК РФ и др.).

В соответствии со ст. 35 УК РФ преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений.

Согласно данной статье преступление, совершенное организованной группой, является видом группового преступления. Организованная группа отличается следующими признаками: 1) численностью (не менее двух человек)(1); 2) устойчивостью; 3) целью объединения. Вместе с тем указанные признаки не являются достаточными для отграничения организованной группы от других форм соучастия. Например, такой признак, как численность, присущ и группе лиц, и группе лиц, действующих по предварительному сговору. Кроме того, группа лиц, действующих по предварительному сговору, тоже в определенной степени обладает устойчивостью и создается для совершения одного или нескольких преступлений.

Поэтому в связи с возникающими вопросами при квалификации действий лиц, совершивших преступления в составе организованных групп, Пленум Верховного Суда РСФСР, Российской Федерации неоднократно принимал постановления, касающиеся данной правоприменительной практики.

Так, еще до вступления УК РФ в силу в постановлении Пленума Верховного Суда РСФСР «О судебной практике по делам о вымогательстве» от 4 мая 1990 г. № 3 организованная группа рассматривалась как «устойчивая группа из двух или более лиц, объединенных умыслом на совершение одного или нескольких преступлений. Как правило, такая группа тщательно готовит и планирует преступление, распределяет роли между соучастниками, оснащает технически…»(2). В постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности» от 25 апреля 1995 г. № 5 указывается: «Под организованной группой следует понимать устойчивую группу из двух или более лиц, объединенных умыслом на совершение одного или нескольких преступлений. Такая группа характеризуется,

как правило, высоким уровнем организованности, планированием и тщательной подготовкой преступления, распределением ролей между соучастниками и т. д.» (п. 4)(1).

После вступления в силу УК РФ одним из первых было принято постановление Пленума Верховного Суда РФ « О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм» от 17 января 1997 г. № 1, в котором были рассмотрены признаки организованной группы через призму бандитизма, т. е. как устойчивой вооруженной группы из двух и более лиц, заранее объединившихся для совершения нападений на граждан или организации. Об устойчивости банды могут свидетельствовать, в частности, такие признаки, как стабильность ее состава, тесная взаимосвязь между ее членами, согласованность их действий, постоянство форм и методов преступной деятельности, длительность ее существования и количество совершенных преступлений(2).

Представляется правильной позиция А. Ю. Чупровой и С. И. Мурзкова, которые считают, что «постоянство форм и методов преступной деятельности» никак нельзя отнести к отличительным признакам организованной группы. Данное положение основывается на том, что как раз организованная преступная группа оказывается способной к использованию сложных способов совершения преступлений, к их постоянному изменению и совершенствованию. Поэтому о постоянстве форм и методов преступной деятельности как одном из признаков организованной преступной группы, а банда является, несомненно, одним из видов такой группы (с учетом характера вооруженности), говорить не приходится(3).

Следующая попытка определить признаки организованной группы сделана в постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» от 27 января 1999 г. № 1, в котором указано, что организованная группа — это группа из двух и более лиц, объединенных умыслом на совершение одного или нескольких убийств. Как правило, такая группа тщательно планирует преступление, заранее подготавливает орудия убийства, распределяет роли между участниками группы(4).

Трудно не согласиться с точкой зрения В. М. Быкова, который пишет, что указанные в данном Постановлении Пленума Верховного Суда РФ определения и признаки организованной группы также не полностью отражают ее суть и не отграничивают от преступной группы, совершающей преступление по предварительной договоренности (п. 2 ст. 35 УК РФ), так как планирование преступления, подготовка орудий преступления и распределение ролей между членами преступной группы может иметь место и при совершении преступления группой лиц по предварительному сговору(5).

Кроме того, Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» от 27 января 1999 г. № 1, в отличие от предыдущих, необоснованно сужает понятие организованной группы, поскольку указывает на то, что лица объединяются для совершения одного или нескольких убийств, а не для совершения одного или нескольких преступлений вне зависимости от тяжести последних. Как свидетельствует судебно-следственная практика, организованные группы за период своего существования могут совершать преступления как небольшой и средней тяжести,

так и тяжкие и особо тяжкие: преступления против личности, в сфере экономики, против общественной безопасности и общественного порядка, против государственной власти, а также против военной службы.

В соответствии с постановлением Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» от 27 декабря 2002 г. № 29 организованная группа характеризуется устойчивостью, наличием в ее составе организатора (руководителя) и заранее разработанного плана совместной преступной деятельности, распределением функций между членами группы при подготовке к совершению преступления и осуществлении преступного умысла(1).

Подобную точку зрения поддерживают и ряд авторов, которые предлагают считать одним из основных признаков организованной группы наличие организатора группы, осуществляющего подбор соучастников, распределяющего роли между ними и т. п., или руководителя, обеспечивающего целенаправленную, спланированную, слаженную деятельность как группы в целом, так и каждого ее участника(2).

Однако наличие в составе организованной группы организатора (руководителя) не всегда является отличительным признаком, поскольку в правоприменительной практике имеются случаи, когда такая группа состоит из двух лиц, которые объединились для совершения ряда преступлений, являясь одновременно организаторами преступной группы и соисполнителями преступлений.

И, наконец, в постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О некоторых вопросах судебной практики по уголовным делам о преступлениях террористической направленности» от 9 февраля 2012 г. № 1 в очередной раз раскрыто содержание «организованной группы», под которой понимается устойчивая группа из двух и более лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений. Об устойчивости организованной группы могут свидетельствовать большой временной промежуток ее существования, неоднократность совершения преступлений членами группы, их техническая оснащенность и распределение ролей между ними, длительность подготовки даже одного преступления, а также иные обстоятельства (например, специальная подготовка участников организованной группы).

Анализируя указанные постановления Пленума Верховного Суда РФ, можно прийти к выводу, что сложные вопросы квалификации преступлений, совершенных организованными группами, не остаются без внимания. В то же время не приведены исчерпывающие признаки организованной преступной группы, поэтому на практике допускаются определенные ошибки в толковании и применении уголовно-правовых норм, содержащих признаки форм соучастия. Кроме того, уголовно-правовые понятия подменяются криминологическими, в связи с чем отсутствует единообразное понимание норм уголовного закона.

Одни авторы под организованной группой понимают совокупность свойств, преимущественно криминологического характера, например таких, как сплоченное объединение лиц, обладающих специфическими преступными навыками (наклонностями), связями, опытом(3), длительность существования группы либо создание группы с целью продолжительной преступной деятельности, стабильность состава и постоянство форм

и методов преступной деятельности(1), длительная подготовка и применение различных технических средств, приспособлений, транспорта, различных ухищрений при сокрытии похищенного имущества(2).

Несомненно, что указанные признаки присущи организованной группе, однако все они могут иметь место при соучастии с распределением ролей и в группе лиц по предварительному сговору.

Другие авторы определяют организованную группу через уголовно-правовые свойства, а именно: наличие ее устойчивости и заранее состоявшегося объединения ее участников для совершения одного или нескольких преступлений, зафиксированного в известном единстве преступного намерения(3).

В данном случае можно согласиться с Р. Х. Кубовым, который утверждает, что проблема кроется в специфике категорий, с помощью которых законодатель описывает те или иные организационные формы соучастия. Так как эти категории сами по себе являются оценочными, то это приводит к тому, что при раскрытии их содержания происходит смешение уголовно-правовых, криминологических и социологических критериев. В конечном итоге это все оказывает самое негативное влияние на эффективность правоприменительной практики, затрудняя разграничение сложных форм соучастия в конкретных уголовных делах(4).

Таким образом, признаками организованной группы являются:

устойчивость, под которой следует понимать не только системность совершения преступлений, но и длительность подготовки к совершению преступления при тщательном распределении ролей соучастников. Так, Верховный Суд РФ действия подсудимых, учитывая их характер и согласованность, четкое распределение ролей, использование автомашины во время похищения человека и в дальнейших действиях, длительность насильственного удержания потерпевшего в чужой квартире, корыстный мотив преступления, квалифицировал как совершенные в составе организованной группы(5);

наличие предварительного сговора на осуществление преступной деятельности, предполагающего тщательное распределение ролей при совершении преступлений. Так, Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда РФ было разъяснено, что квалификация преступления, совершенного организованной группой, предполагает, что виновные заранее объединились в устойчивую группу для совершения одного или нескольких преступлений(6);

отношение членов группы к совершенному преступлению, т. е. участники должны понимать, что они входят в устойчивую группу, совершают единое преступление совместно с другими соучастниками для достижения единой цели и роли в данной группе распределяются по заранее выработанному плану.

Исходя из изложенного организованной группой следует считать устойчивую группу, состоящую из двух и более лиц, заранее объединившихся для совершения преступлений.

Понятие социальной группы в статье 282 УК РФ

Рубрика: Государство и право

Дата публикации: 28.03.2017 2017-03-28

Статья просмотрена: 1247 раз

Библиографическое описание:

Паршин В. А. Понятие социальной группы в статье 282 УК РФ // Молодой ученый. — 2017. — №13. — С. 471-474. — URL https://moluch.ru/archive/147/41165/ (дата обращения: 05.11.2018).

Статья 282 УК РФ устанавливает ответственность за «возбуждение ненависти либо вражды, а также унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе».

Пока ст. 282 УК РФ предусматривала ответственность за возбуждение только национальной, расовой или религиозной вражды, у следственных работников не было затруднений с идентификацией самих специальных групп. Понятия расы, нации, религии достаточно четко определены в современной науке. Эти явления знакомы и хорошо наблюдаемы в действительности. Трудности начались с момента вступления в силу новой редакции статьи 282 УК РФ, введенной Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ, которая фактически была дополнена новым понятием — «социальная принадлежность», а само название статьи стало звучать максимально неопределенно: «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства». Таким образом, ряд хорошо знакомых специальных групп (нация, раса, религиозная группа) пополнился новым видом — «социальной группой» [8].

Под понятием «социальный» в большинстве энциклопедических словарей обычно понимается «общественный, относящийся к жизни людей и их отношениям в обществе» [5], в то время как под группой подразумевается «совокупность людей, объединенных общностью интересов, профессии, деятельности и т. п». [8].

Понятие социальной группы не предусмотрено законом, что в свою очередь приводит к разногласиям не только среди ученых, но и в судебной практике. Так, профессор А. В. Петрянин считает, что «социальная группа» — это группа, отличающаяся от посягателей по признакам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной принадлежности, что и явилось причиной противоправного (преступного) поведения; «экстремистская мотивация» — полное отрицание оппонентов (потерпевших) по признакам их политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной принадлежности, выражающееся в посягательствах или уничтожении оппонентов в процессе совершения преступлений экстремистской направленности [9]. Таким образом, А. В. Петрянин вводит обязательный признак для квалификации ст. 282 УК РФ — отличие приверженности к определенным группам посягателей и потерпевших от преступления. С другой стороны, М. А. Осадчий считает, что ст. 282 УК РФ предусматривает ответственность за возбуждение негатива к отдельному лицу на основе практически любой групповой принадлежности [8].

На практике вопрос о приверженности к социальной группе обычно ставится перед специалистами и экспертами. Так, научно-исследовательский экспертный центр по изучению проблем экстремизма Санкт-Петербургского государственного университета в комплексном исследовании специалистов от 02.09.2010 № 81/10 (03–08) утверждает, что под социальными группами понимаются такие группы людей, являющиеся структурной частью современного общества, которые выделяются по признакам, формирующим и определяющим цивилизационно-культурные особенности конкретной личности, его индивидуальность. К ним относятся признаки языка, происхождения, религиозной принадлежности, а также признаки расы, национальности и пола. Все эти признаки имеют и дополнительную особенность — они являются неизменяемыми для человека, присущими ему от рождения (раса, национальность, происхождение, пол, религиозная конфессия). Религиозно-конфессиональный признак относится к категории неизменяемых на том основании, что он является устойчивым, этнически (национально) закрепленным и получаемым, как правило, при рождении [4].

Как представляется, тезис о том, что национальность и религиозный признак являются неизменяемыми напрямую противоречит ст. ст. 26 и 28 Конституции РФ, которые позволяют свободно выбирать религиозные и иные убеждения, а также определять и указывать свою национальную принадлежность [16].

Аналогичные вопросы возникают на практике с отнесением профессий к социальным группам. Так, 07.06.2008 Сыктывкарский городской суд республики Коми вынес обвинительный приговор Терентьеву С. С., который совершил действия, направленные на возбуждение ненависти и вражды, а также на унижение достоинства группы лиц по принадлежности к социальной группе — сотрудникам милиции [12]. С другой стороны, Костромской Суд оправдал Р. Замураева, указав, что «социальная группа предполагает наличие внутренней организации, общих целей деятельности, формы социального контроля, определенную сплоченность, общность интересов и т. д» [11]. Чиновников и милиционеров (полицейских) нельзя считать социальными группами, поскольку их общность целей и внутренняя организация строится на профессиональных отношениях.

Также, следственное управление Следственного комитета РФ по Санкт-Петербургу прекратило уголовное преследование в отношении Воротникова и Николаева. Спустя год после возбуждения дела следствие не нашло признаков преступления, предусмотренного пунктом «б» части 1 статьи 213 УК РФ, в действиях активистов, которые обвинялись в переворачивании милицейских машин во время акции «Дворцовый переворот» в сентябре 2010 года. Следствие пришло к выводу, что Воротникова и Николаева нельзя привлечь к уголовной ответственности за хулиганство по мотивам ненависти и вражды в отношении какой-либо социальной группы, поскольку «в настоящее время не существует единого мнения по поводу того, относятся ли сотрудники милиции к категории отдельной социальной группы».

Это решение, основанное на мнении независимых экспертов и прецедентных решениях российских судов, является крайне важным для правоприменительной практики и защиты прав гражданских активистов от неправомерных преследований. Изначально следственные органы были склонны в этом деле интерпретировать статью 213 УК РФ в рамках антиэкстремистского законодательства и строить обвинение исходя из мотива ненависти к социальной группе. Однако, ряд правозащитников и экспертов с самого начала поставили правомерность подобного подхода под сомнение указывая, что отсутствие твердого определения социальной группы — как в законе, так и в научном дискурсе — нередко приводит к произвольному толкованию этого понятия [10].

В зарубежной социологии существует множество разных определений понятия «социальная группа». Наиболее корректное понятие социальной группы, на взгляд автора, дает Р. Мертон (автор теории социального напряжения): «. совокупность людей, которые определенным образом взаимодействуют, осознают свою принадлежность к группе и считаются ее членами с точки зрения других людей» [2]. Приведенное определение, как верно замечает А. А. Цыбелов, содержит оба необходимых элемента: объективный (реальное взаимодействие людей) и субъективный (самоидентификация индивида как члена определенной группы, а также такое его восприятие другими людьми) [15]. В отличии от понятий, которые предлагают А. В. Петрянин и М. А. Осадчий, вариант Р. Мертона является более конкретным и не расходится с судебной практикой: для квалификации деяния по ст.282 УК РФ не имеет значения принадлежность посягателя к той или иной социальной группе, она выступает лишь косвенным подтверждением наличия экстремистского мотива.

Конституционный Суд РФ в своем определении от 22 апреля 2010 года № 564-О-о указал, что содержащаяся в статье 282 УК РФ норма направлена на охрану общественных отношений, гарантирующих признание и уважение достоинства личности независимо от каких-либо физических или социальных признаков, устанавливает уголовную ответственность не за любые действия, а только за те, которые совершаются с прямым умыслом, направленным на возбуждение ненависти или вражды, унижение достоинства человека или группы лиц, в связи с чем неопределенности не содержит и сама по себе не может рассматриваться как нарушающая конституционные права заявителя [7]. Однако, изложенные выше примеры показывают, что вопрос о критериях выделения социальных групп применительно к рассматриваемой норме УК РФ (как и ряда других норм) остается недостаточно определенным, что создает условия для произвольного применения закона.

Можно сказать, что уголовное право в целом нуждается в конкретизации норм и уменьшении количества «открытых перечней» в понятиях для исключения их двоякой трактовки. В данном вопросе стоит поддержать точку зрения С. М. Оленникова в том, что самой лучшей гарантией защиты от чрезмерного использования репрессивных ресурсов уголовного права являются понятные всем, четко определенные и не допускающие двусмысленностей формулировки самого закона [6].

По мнению автора, следует заменить абстрактное понятие социальной группы на конкретный перечень групп, интересы которых действительно нуждаются в защите со стороны государства. Проанализировав материалы судебной практики по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 280, 282, 282.1, 282.2 УК РФ, в том числе справки по результатам их обобщения отдельными судами [14], можно определить, что, помимо прямо выделенных в ст.282 УК РФ признаков пола, расы, национальности, языка, происхождения и отношения к религии, наиболее часто в теории и на практике к социальным группам относят сообщества людей, объединенных по признакам возраста, территории проживания, состояния здоровья, сексуальной ориентации, профессии, гражданства, имущественного положения, членства в общественных организациях.

На основании изложенного, предлагается включить упомянутый перечень в качестве описания признака состава преступления, предусмотренного ст. 282 УК РФ, дополнив последнюю примечанием следующего содержания:

«Примечание. Под социальной группой в данной главе, а равно в статьях 63, 105, 111, 112, 115, 116, 117, 119, 213, 214 настоящего Кодекса понимается группа людей, объединенных по признакам возраста, территории проживания, состояния здоровья, сексуальной ориентации, профессии, гражданства, имущественного положения, членства в общественных организациях».

Понятие и виды преступлений

Понятие преступления

Доктрина о понятии преступления

В мире существуют две разновидности определения того, что является преступлением: формальное и материальное.

Во многих иностранных государствах принято формальное определение преступления, согласно которому преступлением считается деяние, предусмотренное уголовным кодексом соответствующей страны. Но в этом случае непонятно, по какому принципу те ли иные деяния записываются в разряд преступных, и ничто не препятствует законодателю установить, например, такую норму: «Посадка деревьев наказывается тремя годами лишения свободы». А самое главное — определение не позволяет отграничить преступление от малозначительного деяния, т. е. от деяния, которое по своей малозначимости нельзя карать по всей строгости уголовного права. При формальном определении преступления можно, например, посадить в тюрьму человека за кражу буханки хлеба, ведь формально это все равно кража.

Материальное определение преступления включает в себя такие признаки, которые определяют, почему данное деяние является преступлением, прежде всего это указание на общественную опасность и объекты посягательства. Однако нельзя впадать и в другую крайность, определяя преступление исключительно через материальные признаки, как это было сделано в УК РСФСР 1922 г., где преступлением признавалось действие или бездействие, опасное для рабоче-крестьянского правопорядка, т. е. для того, чтобы назвать человека преступником, не обязательно даже определять, что же нельзя преступать. Таким образом, судья в 1922 г., основываясь на рабоче-крестьянском правосознании, мог объявить преступлением любое деяние, которое ему по каким-либо причинам показалось опасным для советского государства.

Представляется, что лишь сочетание этих двух подходов даст нужный результат.

Признаки преступления

Преступление — это общественно опасное деяние. Общественная опасность, другими словами, вредоносность деяния выражается в причинении ущерба каким-либо интересам, охраняемым уголовным правом. Допустим, кража наносит ущерб отношениям собственности, принятым в обществе, и поэтому она антисоциальна. Деяние же, которое формально хотя и подпадает под какой-либо состав преступления, но не обладает признаком общественной опасности, не является преступлением. Например, кто-либо, защищая группу детей от нападения маньяка-убийцы, нанесет ему телесные повреждения. Формально его деяние подлежит наказанию, так как оно предусмотрено УК РФ. Но ведь оно не общественно опасно, а, наоборот, полезно; значит, о преступлении не может идти и речи.

Чем же определяется общественная опасность?

Во-первых, величиной ущерба. Кража двух автомобилей опаснее кражи одного. Во-вторых, способом совершения преступления: с насилием или без него, группой лиц или индивидуально, с оружием или без него. В-третьих, мотивами, побуждениями к совершению преступления. Всегда будут строже наказываться деяния, совершенные из корысти, мести, желания скрыть другое преступление. В-четвертых, временем и обстановкой совершения деяний. Обстановка общественного бедствия, чрезвычайного положения, военное время, боевая обстановка существенно отягощают степень таких же деяний, совершенных в мирное время, в нормальной обстановке.

Преступление — уголовно-противоправное деяние. Это означает, что деяние должно быть предусмотрено в уголовном законе, в противном случае, каким бы общественно опасным ни был поступок человека, он ни в коем случае не будет считаться преступлением. Например, поступок мужчины, оставляющего свою жену с грудным ребенком без средств к существованию, безусловно аморален и антисоциален, однако он не предусмотрен УК РФ и, следовательно, не считается преступлением. В уголовном праве недопустимо применение аналогии. Например, судья, разбирая случай проникновения в компьютерную сеть и похищения информации из банка данных, не может применять нормы о краже, хотя они в общем-то регулируют сходную ситуацию.

Преступление — виновное деяние. Лицо подлежит уголовной ответственности и наказанию за деяния, если они были осознаны субъектом преступления и если он был способен регулировать свое поведение, т. с. если в совершенных деяниях нашли проявление сознание и воля. Эти два фактора находят внешнее выражение в категории вины, представляющей собой предусмотренное УК РФ психическое отношение лица в форме умысла или неосторожности к совершаемому деянию и его последствиям, выражающее отрицательное отношение к интересам личности и общества.

Преступлением, совершенным умышленно, признается деяние, совершенное с прямым или косвенным умыслом.

Прямой умысел — это ситуация, когда лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело и желало наступления преступных последствий своего деяния. Так бывает, например, когда человек в пылу ссоры готов убить своего врага и сознательно наносит удары ножом в самые уязвимые места: живот, грудную клетку, понимая, что это может причинить смерть.

Косвенный умысел — это ситуация, когда лицо осознает общественную опасность своих действий (бездействия), предвидит последствия и сознательно допускает их наступление, т. е. ему их наступление безразлично. Другими словами, преступные последствия не есть цель преступления, а побочный результат — та цена, которую лицо готово заплатить за достижение других целей. Так бывает, когда в процессе нападения на инкассатора преступник, отстреливаясь, убивает случайных прохожих.

Преступлением, совершенным по неосторожности, признается деяние, совершенное по легкомыслию или небрежности.

Легкомыслие — это ситуация, когда лицо предвидело возможность наступления последствий, но легкомысленно, без достаточных к тому оснований рассчитывало на их предотвращение. Так бывает, например, когда водитель, понимая, что это опасно, превышает скорость в условиях гололедицы и это приводит к дорожно-транспортному происшествию с человеческими жертвами.

Небрежность — это ситуация, когда лицо не предвидело, но при необходимой внимательности и предусмотрительности могло и должно было предвидеть наступление преступных последствий. Так, Р. небрежно отнесся к выполнению своих служебных обязанностей, в результате чего на территорию завода проникли посторонние лица, похитившие там метанол. В результате 19 человек скончались. Р. был осужден за халатность.

Случаются ситуации, когда лицо не осознавало и по обстоятельствам дела не могло осознавать общественной опасности своих действий, не должно было и не могло предвидеть наступление последствий. Так бывает, например, когда человек, купив телевизор и включив его, вдруг видит, что произошло самовозгорание, в результате чего выгорел дом, погибли люди. Какими бы тяжкими ни были последствия, если лицо не должно было и не могло их предвидеть, оно считается невиновным и его деяние не считается преступлением.

Преступление и его виды

Как уже говорилось выше, преступление — это юридическое понятие, общие признаки которого определены в нормах общей части УК РФ. Следует различать понятие преступления от понятия преступности. Преступность — это исторически изменчивое, социальное, уголовно-правовое явление, представляющее собой совокупность всех совершенных преступлений в государстве или отдельном регионе за определенный период.

Преступление — это общественно опасное, противоправное, виновное деяние дееспособного лица, за которое предусмотрено уголовное наказание.

Признаки преступления как опасного социального явления:

1. Общественная опасность деяния заключается в том, что преступление всегда посягает на особо важные общественные ценности, определенные как объект уголовно-правовой защиты в особенной части УК РФ.

В законе говорится о двух параметрах общественной опасности преступления: характере общественной опасности и ее степени.

Пол характером общественной опасности деяния понимается качественная характеристика общественной опасности и ее степени.

Характер общественной опасности конкретного вида преступления определяется признаками, указанными в этой статье, отражающими ценность благ, на которые посягает это деяние: опасностью способа, который используется для причинения вреда; размером причиняемого вреда; условиями, при которых причиняется вред; формой вины или ее видом, а иногда и личными качествами исполнителя преступления.

Под степенью общественной опасности понимается количественная мера общественной опасности совершенного преступления, она определяется судом путем установления количественной меры признаков, указанных в особенной части УК РФ, конкретных обстоятельств совершенного преступления, а также обстоятельств, смягчающих или отягчающих наказание, не относящихся к признакам, указанным в диспозиции. Степень общественной опасности преступления служит основанием для назначения судом вида и размера наказания.

2. Противоправность означает, что совершенное деяние может быть признано преступлением в случае, если оно предусмотрено в уголовной законе в виде запрета на определенное действие либо бездействие. Противоправность, следовательно, представляет собой запрет определенных деяний под угрозой наказания.

3. Виновность означает, что общественно опасное и противоправное деяние может быть признано преступлением только в том случае, если оно было совершено виновно, т.е. осознанно. Виновным может быть признано только такое лицо, которое в силу своего возраста и психического состояния способно осознавать свои действия, а также руководить ими. Поэтому не могут быть признаны преступлением деяния, совершенные малолетними и невменяемыми лицами.

4. Деяние выступает как акт внешнего поведения лица, совершенного в форме действия или бездействия. Действие представляет собой активное и осознанное поведение лица. Оно проявляется в различных телодвижениях, использовании предметов, орудий, механизмов, словесных высказываниях. Бездействие, напротив, представляет осознанное, волевое пассивное поведение лица, состоящее в невыполнении, т.е. воздержании от совершения возложенной на него обязанности действовать определенным образом.

5. Наказуемость означает, что за каждое общественно опасное деяние, запрещенное уголовным законом, должна наступать уголовная ответственность в виде строго определенных лишений либо ограничений.

Малозначительное деяние не является преступлением при наличии одновременно двух условий. Первое: оно должно формально подпадать под признаки преступления, предусмотренного уголовным законом. Второе: в нем отсутствует другое свойство преступления — общественная опасность.

Малозначительные деяния лишь тогда не признаются преступлениями, если малозначительность была и объективной, и субъективной, т.е. когда лицо желало совершить именно малозначительное деяние, а не потому, что по не зависящим от него обстоятельствам гак в конкретном случае произошло.

Общественная опасность являет собой качество, присущее всем преступлениям. Однако они различаются между собой содержанием и уровнем причиняемого вреда. В зависимости от характера и степени общественной опасности, а также формы вины, все преступные деяния подразделяются на следующие категории:

  • преступления небольшой тяжести;
  • преступления средней тяжести;
  • тяжкие преступления;
  • особо тяжкие преступления.

Преступлениями небольшой тяжести (ст. 15 УК РФ) признаются умышленные и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание не превышает двух лет лишения свободы.

Преступлениями средней тяжести признаются умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание не превышает пяти лет лишения свободы (например, нарушение правил учета, хранения, перевозки и использования взрывчатых, легковоспламеняющихся веществ и пиротехнических изделий — ст. 218 УК РФ), и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание превышает два года лишения свободы.

Тяжкими преступлениями признаются умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание не превышает десяти лет лишения свободы (например, привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности, соединенное с обвинением лица в совершении тяжкого либо особо тяжкого преступления, — ст. 299 УК РФ).

Особо тяжкими преступлениями признаются умышленные деяния, за совершение которых предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше десяти лет или более строгое наказание (например, посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование, — ст. 295 УК РФ). Более строгим наказанием может быть пожизненное лишение свободы или смертная казнь.

Статья 35 УК РФ. Совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией)

1. Преступление признается совершенным группой лиц, если в его совершении совместно участвовали два или более исполнителя без предварительного сговора.

2. Преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления.

3. Преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений.

4. Преступление признается совершенным преступным сообществом (преступной организацией), если оно совершено структурированной организованной группой или объединением организованных групп, действующих под единым руководством, члены которых объединены в целях совместного совершения одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений для получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды.

5. Лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими, подлежит уголовной ответственности за их организацию и руководство ими в случаях, предусмотренных статьями 205.4, 208, 209, 210 и 282.1 настоящего Кодекса, а также за все совершенные организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией) преступления, если они охватывались его умыслом. Другие участники организованной группы или преступного сообщества (преступной организации) несут уголовную ответственность за участие в них в случаях, предусмотренных статьями 205.4, 208, 209, 210 и 282.1 настоящего Кодекса, а также за преступления, в подготовке или совершении которых они участвовали.

6. Создание организованной группы в случаях, не предусмотренных статьями Особенной части настоящего Кодекса, влечет уголовную ответственность за приготовление к тем преступлениям, для совершения которых она создана.

7. Совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией) влечет более строгое наказание на основании и в пределах, предусмотренных настоящим Кодексом.

Комментарии к ст. 35 УК РФ

1. В комментируемой статье определяются формы соучастия. Уголовный закон термины «форма» и «вид» соучастия не использует, однако теория уголовного права и судебная практика применяют эти понятия, вкладывая в них разный смысл. Деление соучастия на виды и формы позволяет определить характер и степень взаимодействия между соучастниками, помогает установить степень общественной опасности преступления. Вопрос о видах и формах относится к дискуссионным.

Виды соучастия можно выделить по характеру выполняемой соучастниками функции при совершении преступления: соисполнительство и соучастие с распределением ролей. Соисполнительство характеризуется совершением преступления соисполнителями. Его называют также простым соучастием или совиновничеством.

Соучастие с распределением ролей предполагает участие в преступлении (помимо исполнителя) хотя бы одного другого соучастника: пособника, подстрекателя или организатора. Этот вид соучастия именуется также сложным соучастием, или соучастием в узком смысле слова. В статьях Особенной части УК эти виды соучастия не предусмотрены ни как признаки основного состава, ни как квалифицирующие признаки. Значение видов соучастия состоит в том, что они позволяют правильно определить характер участия лица в совершении преступления для решения вопроса о его уголовной ответственности и назначении наказания.

При соисполнительстве деяния соисполнителей квалифицируются только по статье Особенной части УК. В случае же соучастия с распределением ролей деяния других соучастников (организатора, подстрекателя, пособника) квалифицируются дополнительно еще по соответствующей части ст. 33 УК. Вид соучастия учитывается при определении некоторых форм соучастия.

2. В ст. 35 говорится о совершении преступления группой лиц. В теории уголовного права оно называется формой соучастия. Из комментируемой статьи следует, что формами соучастия являются: 1) группа лиц; 2) группа лиц по предварительному сговору; 3) организованная группа; 4) преступное сообщество (преступная организация).

Формы соучастия выделяются в зависимости от способа совместного совершения преступления и степени согласованности действий соучастников. Способ совершения преступления и согласованность действий соучастников являются взаимосвязанными признаками. Чем меньше степень согласованности, тем проще способ. И наоборот, более высокая согласованность, договоренность о совершаемых действиях предопределяет более совершенный способ осуществления преступления.

Содержание группы лиц, закрепленное ст. 35, сохраняет свое значение применительно к понятию «группа лиц», закрепленному в качестве отягчающего обстоятельства в ст. 63 УК, и ко всем случаям указания на «группу лиц» как квалифицирующий признак преступлений, предусмотренных статьями Особенной части УК.

В УК понятия «группа лиц», «группа лиц по предварительному сговору», «организованная группа» раскрываются исключительно исходя из содержания института соучастия (см. п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15.06.2004 N 11 «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 Уголовного кодекса Российской Федерации» . В связи с этим нельзя признать убедительными доводы некоторых авторов, пытающихся группу рассматривать не только применительно к соучастию, но и как признак объективной стороны — способа совершения преступления .

БВС РФ. 2004. N 8.

См.: Рарог А., Есаков Г. Понимание Верховным Судом РФ «группы лиц» соответствует принципу справедливости // Российская юстиция. 2002. N 1. С. 51 — 53.

Согласно ч. 1 ст. 35 преступление признается совершенным группой лиц, если в его совершении совместно участвовали два или более исполнителя без предварительного сговора. Способ взаимодействия соисполнителей ограничивается либо их спонтанными деяниями, либо присоединением одного лица к начавшейся преступной деятельности другого.

Группа лиц характеризуется двумя признаками: в ее состав входят только соисполнители, отсутствует предварительный сговор между ними. Соисполнители как соучастники должны обладать всеми признаками субъекта преступления, по крайней мере, хотя бы двое из них. Другие соучастники, оказывающие какое-либо содействие группе лиц, в состав группы не входят, ее участниками не являются. Например, двое подростков встретили своего недруга и, не сговариваясь, стали его избивать. В это время мимо проходил их приятель, который предложил подросткам зайти к нему, «привести себя в порядок», смыть следы крови, переодеться и уничтожить окровавленную одежду. В этом случае группу лиц образуют только подростки, выполнившие объективную сторону преступления, т.е. те, которые избивали. Третий — пособник, заранее пообещавший скрыть следы преступления. Пособник не является участником группы лиц.

3. Под предварительным сговором понимается договоренность между соисполнителями о совершении преступления, достигнутая до начала совершения преступления, т.е. на стадии приготовления. Сговор, который состоялся уже в процессе осуществления преступления, не считается предварительным. Такая совместная деятельность соисполнителей образует группу лиц. Когда у группы лиц имеются соучастники, преступление в целом совершается с распределением ролей, т.е. формой соучастия является группа лиц, а его видом — соучастие с распределением ролей.

Преступления совершаются группой лиц нередко. В Уголовном кодексе группа лиц предусматривается в качестве квалифицирующего признака убийства (п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК), умышленного причинения тяжкого вреда здоровью потерпевшего (п. «а» ч. 3 ст. 111 УК).

4. В ч. 2 ст. 35 предусмотрено, что преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления. Группа лиц по предварительному сговору характеризуется двумя признаками: участием только соисполнителей, наличием предварительного сговора. Иные соучастники (организатор, подстрекатель или пособник), не выполнявшие одновременно функций соисполнителя, не входят в состав группы лиц по предварительному сговору. Их действия следует квалифицировать со ссылкой на соответствующую часть ст. 33 УК.

В отличие от первой группы соисполнители прямо в качестве только одних участников группы лиц по предварительному сговору не названы. В ч. 2 комментируемой статьи говорится об участии лиц, заранее договорившихся о совместном совершении преступления. Такая формулировка явилась в теории уголовного права причиной разного понимания состава группы лиц по предварительному сговору. Имеются высказывания о том, что группа лиц по предварительному сговору может характеризоваться и распределением ролей .

См.: Наумов А.В. Указ. соч. С. 301.

Членами группы лиц по предварительному сговору могут быть только соисполнители.

Именно совершение преступления такой группой, как соисполнителями, повышает общественную опасность преступления. Объединение усилий заранее сговорившихся лиц дает больший эффект, когда эти лица непосредственно участвуют в выполнении объективной стороны преступления. Общественная опасность совершенного деяния, как правило, выше, когда его непосредственно осуществили несколько лиц, предварительно согласовавших свои действия. Выполнение преступления одним лицом, которому помогали организатор, пособник, подстрекатель, не достигает той степени общественной опасности, которая свойственна группе лиц по предварительному сговору. Поэтому не любое совершение соучастниками преступления по предварительному сговору, а только осуществление его группой лиц социально обусловило необходимость выделения этой формы соучастия. Понятие группы лиц по предварительному сговору имеет одинаковое содержание применительно к статьям Общей и Особенной частей УК.

Судебная практика понимает группу лиц по предварительному сговору именно как соисполнителей . О понятии предварительного сговора см. комментарий к понятию группы лиц.

БВС РФ. 2002. N 2. С. 16, 17; п. п. 21, 22 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2007 N 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» // БВС РФ. 2008. N 2.

Совершение преступления группой лиц по предварительному сговору предусмотрено во многих статьях Особенной части УК в качестве квалифицирующего признака преступления. Во всех формах хищениях, во многих преступлениях против жизни и здоровья, против общественной безопасности и др. закреплено усиление уголовной ответственности при совершении преступления такой группой. Деяния членов группы лиц по предварительному сговору квалифицируются только по статье Особенной части УК, части, пункту статьи, предусматривающему анализируемую форму соучастия. Уголовно-правовая оценка деятельности других соучастников данной группы требует дополнительной ссылки на соответствующую часть ст. 33 УК.

5. В ч. 3 ст. 35 предусмотрено, что преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений. Организованная группа характеризуется предварительной договоренностью и устойчивостью.

Предварительная договоренность может относиться как к нескольким, так и к одному деянию. Сговор должен быть предварительным, т.е. состояться до начала выполнения объективной стороны преступления. Договоренность участников организованной группы представляет не просто согласование отдельных действий соучастников, а конкретизацию совершения преступлений, детализацию участия каждого соучастника, определение способов оптимального осуществления преступного замысла.

Наличие детального согласования с указанием функций и действий соучастников свидетельствует о большей степени соорганизованности по сравнению с группой лиц по предварительному сговору. Нередко в организованной группе, особенно при ее образовании для совершения одного преступления, имеется подробный детально разработанный план (например, для террористического акта, ограбления).

Устойчивость как признак организованной группы заключается в установлении между соучастниками тесных связей, неоднократность контактов для детализации и проработки будущих действий. Между соучастниками возникают особого рода отношения по взаимодействию в процессе совершения преступления .

БВС РФ. 2001. N 10. С. 17.

Организованная группа может состоять из соисполнителей, а может включать и других соучастников. Устойчивость и особая согласованность членов такой группы настолько повышают ее общественную опасность, что распределение ролей между соучастниками является достижением объективной и субъективной сорганизованности в целях совершения нескольких преступлений.

По одному из дел суд специально подчеркнул значимость формы соучастия для уголовно-правовой оценки деятельности соучастника. По смыслу уголовного закона в случае совершения хищения с проникновением в жилище по предварительному сговору группой лиц при отсутствии признаков организованной группы действия лиц, осведомленных о целях участников хищения и оказавших им содействие в доставке к месту преступления и обратно, но не оказывавших помощь в непосредственном проникновении в жилище или изъятии имущества, подлежат квалификации как соучастие в преступлении в форме пособничества .

БВС РФ. 2002. N 1. С. 21.

В организованной группе, указанной как признак основного или квалифицированного состава преступления, все ее участники являются соисполнителями. К ответственности они привлекаются только по статье Особенной части УК без ссылки на ст. 33 УК независимо от того, что фактически не выполняли объективную сторону преступления.

В вышеприведенном примере поведение лица, содействовавшего совершению хищения путем доставки соучастников к месту преступления и обратно, было оценено как пособничество группе лиц по предварительному сговору. Те же самые действия лица, являвшегося членом организованной группы, получают иную правовую оценку: как соисполнителя в составе организованной группы.

Организованная группа предусмотрена во многих статьях Особенной части УК как квалифицирующий признак состава, например за изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг (ч. 3 ст. 186 УК). Разновидностью организованной группы является банда, создание которой предусмотрено уже как оконченное преступление (ст. 209 УК).

Если организованная группа совершает преступление, которое по уголовному закону не имеет квалифицирующих признаков в виде группы лиц, группы лиц по предварительному сговору или организованной группы, действия ее участников, кроме исполнителя (соисполнителей), нужно квалифицировать со ссылкой на ст. 33 УК. При назначении наказания всем членам организованной группы необходимо учесть в качестве отягчающего обстоятельства совершение преступления в составе организованной группы (п. «в» ч. 1 ст. 63 УК).

6. В соответствии с ч. 4 ст. 35 преступление признается совершенным преступным сообществом (преступной организацией), если оно совершено структурированной организованной группой или объединением организованных групп, действующих под единым руководством, члены которых объединены в целях совместного совершения одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений для получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды.

Основу преступного сообщества образует организованная группа. Преступное сообщество помимо признаков, относящихся к организованной группе, характеризуется также структурированностью, созданием в целях совместного совершения одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений для получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды. Признаки организованной группы, рассмотренные выше, — устойчивость и предварительное согласование деятельности, сохраняют свое значение и для понятия преступного сообщества.

Под структурированной организованной группой следует понимать группу лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений, состоящую из подразделений (подгрупп, звеньев и т.п.), характеризующихся стабильностью состава и согласованностью своих действий. Такой группе, кроме единого руководства, присущи взаимодействие различных ее подразделений в целях реализации общих преступных намерений, распределение между ними функций, наличие возможной специализации в выполнении конкретных действий при совершении преступления и другие формы обеспечения деятельности преступного сообщества. Структурное подразделение последнего — это функционально и (или) территориально обособленная группа, состоящая из двух или более лиц (включая ее руководителя), которая в рамках и в соответствии с целями преступного сообщества (преступной организации), могут не только совершать отдельные преступления (дачу взятки, подделку документов и т.п.), но и выполнять иные задачи, направленные на обеспечение его функционирования (п. п. 3 и 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10.06.2010 N 12 «О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации) или участия в нем (ней)» ).

БВС РФ. 2010. N 8.

Четкой структурой выделяется преступное сообщество в виде объединения организованных групп. Здесь каждая организованная группа является самостоятельным структурным подразделением преступного сообщества и подчиняется единому руководству.

Преступное сообщество создается в целях совместного совершения одного или нескольких тяжких или особо тяжких преступлений для получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды. Законом конкретизируется, что тяжкое или особо тяжкое преступление совершается для получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды. Только при сочетании двух целей: совершения тяжкого или особо тяжкого преступления и получения указанной выгоды, имеется преступное сообщество.

О понятии тяжкого и особо тяжкого преступления см. коммент. к ч. ч. 4 и 5 ст. 15 УК.

К получению прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды можно отнести приобретение имущества или права на имущество, выход на новый рынок сбыта продукции, получение доступа к распоряжению финансовыми средствами, оказание влияния на решение вопроса о заключении контрактов, получение выгодной должности и т.п.

Все рассмотренные признаки преступного сообщества (преступной организации) в совокупности образуют самую опасную форму соучастия. Только при их совместном наличии есть такое преступное сообщество .

БВС РФ. 2001. N 9. С. 9, 10.

Преступное сообщество обладает повышенной общественной опасностью, что учтено законодателем. В действующем УК организация преступного сообщества предусмотрена в качестве самостоятельного преступления в ст. 208 УК — организация незаконного вооруженного формирования; в ст. 210 УК — организация преступного сообщества (преступной организации) и в ст. 282.1 УК — организация экстремистского сообщества в целях совершения преступлений экстремистской направленности, являющихся по категории тяжкими или особо тяжкими преступлениями (см. коммент. к ст. 282.1).

Особенностью перечисленных преступлений является признание их оконченными в момент создания соответствующих формирования, организации. Независимо от того, совершило ли преступное сообщество (ст. 210 УК) тяжкое или особо тяжкое преступление или еще не совершило, с момента его создания преступление считается оконченным. Данные деяния сконструированы по типу преступлений с усеченными составами, в которых сами по себе приготовительные действия признаются оконченным преступлением.

Участие в преступном сообществе является отягчающим наказание обстоятельством (ст. 63 УК). Лица, не являющиеся членами преступного сообщества, которые оказали ему какое-либо содействие, признаются соучастниками преступного сообщества и привлекаются к ответственности со ссылкой на ст. 33 УК.

Согласно ч. 5 ст. 35 лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими, подлежит уголовной ответственности за их организацию и руководство ими в случаях, предусмотренных ст. ст. 208, 209, 210 и 282.1 УК, а также за все совершенные организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией) преступления, которые охватывались его умыслом.

Организатор привлекается к уголовной ответственности за все преступления, совершенные такими группами, если имеется его умысел. Это означает ответственность организатора и в ситуациях, когда он лично не руководил преступлением, но был в курсе совершения последнего и оно совершилось под его общим руководством.

Другие члены организованной группы или преступного сообщества (преступной организации) несут уголовную ответственность либо за участие в них в случаях, предусмотренных статьями Особенной части УК, либо за преступления, в подготовке или совершении которых они участвовали (ч. 5 ст. 35). В первом случае ответственность соучастников предусмотрена за членство в таких группах, например участник преступной организации (ч. 2 ст. 210 УК) отвечает за то, что состоит ее членом как лицо, отвечающее за материально-техническое снабжение преступного сообщества.

Во втором случае участник организованной группы, готовившей убийство, отвечает за приготовление к нему в составе организованной группы по ч. 1 ст. 30 и п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК.

Создание организованной группы в случаях, не предусмотренных статьями Особенной части УК, влечет уголовную ответственность за приготовление к тем преступлениям, для совершения которых она создана (ч. 6 ст. 35). Участники организованной группы, подготавливающие умышленное уничтожение имущества путем взрыва (ч. 2 ст. 167 УК), привлекаются к уголовной ответственности за приготовление к такому уничтожению в соучастии. Действия каждого соучастника квалифицируются по ч. 1 ст. 30, ч. 2 ст. 167 и соответствующей ч. ч. 3, 4 или 5 ст. 33 УК.

7. Совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией) влечет более строгое наказание на основании и в пределах, предусмотренных УК (ч. 7 ст. 35).

Совершение преступления любой из указанных групп, предусмотренное как квалифицирующий или конститутивный признак состава преступления, отражается в квалификации иных соучастников, которые не являются членами такой группы. Они привлекаются к ответственности по статье Особенной части УК, содержащей указанный признак, с обязательной ссылкой на ст. 33 УК. Когда группе лиц по предварительному сговору, совершившей, например, кражу из торгового павильона, помогал пособник, увозя похищенное с места преступления, такой пособник привлекается к ответственности за пособничество этой группе лиц по ч. 5 ст. 33 и п. «а» ч. 2 ст. 158 УК. Подобная квалификация объясняется тем, что должно быть учтено содействие не одному исполнителю, а именно группе лиц.

8. В организованной группе и преступном сообществе все участники, несмотря на фактическое распределение ролей, юридически являются соисполнителями. Когда совершение преступления организованной группой закреплено в статье УК в качестве квалифицирующего признака, то все члены данной группы привлекаются к ответственности только по этой статье Особенной части УК. Например, организованная группа осуществляет контрабанду табачных изделий. Хотя в этой группе имеются организатор, два соисполнителя и два пособника, все они должны нести ответственность по ч. 4 ст. 188 УК (без ссылки на ст. 33 УК для организатора и пособников). Основанием для данной квалификации является то, что организованная группа характеризует объективную сторону состава преступления; поэтому все ее участники юридически выполняют хотя бы какую-то часть объективной стороны преступления, т.е. являются соисполнителями.

Совершение преступления преступным сообществом не предусмотрено в уголовном законе как квалифицирующее обстоятельство. Совершение его участниками тяжкого преступления, например вымогательства в целях получения имущества в крупном размере, влечет их ответственность следующим образом:

1) все члены преступного сообщества привлекаются за участие в преступном сообществе; организатор — по ч. 1 ст. 210 УК, а другие участники — по ч. 2 ст. 210 УК;

2) все участники преступного сообщества отвечают за вымогательство, совершенное организованной группой и в целях получения имущества в крупном размере (п. п. «а», «б» ч. 3 ст. 163 УК);

3) всем участникам этого сообщества при назначении наказания за вымогательство учитывается отягчающее обстоятельство — совершение преступления в составе преступного сообщества (п. «в» ч. 1 ст. 63 УК). Необходимость учета отягчающего обстоятельства каждому соучастнику объясняется тем, что к ответственности члены преступного сообщества были привлечены за совершение вымогательства организованной группой. На самом же деле преступление совершило преступное сообщество, степень общественной опасности которого выше опасности организованной группы. Неучтенное в квалификации деяний соучастников — совершение вымогательства данным сообществом — реализуется при назначении им наказания как отягчающее обстоятельство.

9. Ответственность соучастников преступления связана не только с квалификацией их роли и формы соучастия. На их ответственность влияют и правила назначения наказания. В соответствии со ст. 63 УК совершение преступления в составе группы лиц, группы лиц по предварительному сговору, организованной группы или преступного сообщества (преступной организации) признается отягчающим наказание обстоятельством.

Согласно ст. 67 УК при назначении наказания за преступление, совершенное в соучастии, учитываются характер и степень фактического участия лица в его совершении, значение этого участия для достижения цели преступления, его влияние на характер и размер причиненного или возможного вреда. Названное требование закона предопределяет индивидуальную ответственность каждого соучастника, привлекаемого по одной и той же статье Особенной части УК и наказываемого в пределах ее санкции.

Смотрите еще:

  • Как сделать вычет на ребенка Как получить налоговый вычет по НДФЛ на детей? Юридический Яндекс Дзен! Там наши особенные юридические материалы в удобном и красивом формате. Подпишитесь прямо сейчас. Родители ребенка, на обеспечении которых он находится, имеют право ежемесячно получать […]
  • Ск рф по тверской Ск рф по тверской В результате слаженной и кропотливой работы следователей следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Тверской области и оперативных сотрудников УМВД России по Тверской области установлена личность мужчины, […]
  • О внесении изменений в протокол об административном правонарушении Можно ли в протоколе об административном правонарушении исправления здравствуйте .можно задать такой вопрос.сотруднтки полиции остановили и выписали штраф за не горящую лампочку.я забрал протокол и уехал.вечером поехал опять на машине и они меня остановили и […]