Решение суда о возмещении вреда здоровью при дтп

11.04.2019 Выкл. Автор admin

Возмещение вреда здоровью и морального вреда при ДТП

Успешная судебная практика Правового бюро «Сорвачев и партнеры»

Взыскали возмещение вреда здоровью и моральный вред с виновника ДТП

Юрист Антон Сорвачев взыскал в пользу своего клиента с виновника ДТП возмещение вреда здоровью и компенсацию морального вреда.

Текст решения суда по делу о возмещении вреда здоровью и морального вреда:

именем Российской Федерации

10 октября 2017 года город Москва

Останкинский районный суд города Москвы в составе председательствующего судьи Шокуровой Л.В.,

при секретаре судебного заседания Гулиевой Л.Д.,

с участием помощника Останкинского межрайонного прокурора города Москвы Архипенко Н.А.,

рассмотрел в открытом судебном заседании в зале суда гражданское дело №2-3200/17 по иску З. к С. о взыскании денежных средств в возмещение вреда здоровью, компенсации морального вреда, судебных расходов,

Истец З. первоначально обратились в суд к С. о взыскании расходов на лечение, причиненного дорожно-транспортным происшествием в размере * рублей * копеек, компенсации морального вреда в размере * рублей, расходов на оплату услуг представителя в размере * рублей, обосновывая тем, что *.*.20* ответчик совершила наезд на истца при переходе истцом проезжей части по пешеходному переходу на улице Бориса Галушкина. В результате наезда, здоровью истца ответчиком причинен вред средней тяжести. Повреждение здоровья истца явилось результатом действий ответчика, которая не уступила дорогу истцу при переходе последней проезжей части, нарушив ч.2 ст. 12.24 КоАП РФ. По данному факту составлен протокол об административном правонарушении. Причинение ответчиком вреда здоровью истцу средней тяжести и наличие причинной связи между действиями ответчика и причиненным вредом подтверждается заключением комиссии от *.*.20*. Ответчик должен возместить истцу понесенные расходы на медицинское лечение истца в размере * рублей * копеек. В результате действий ответчика истцу причинены физические и нравственные страдания. Истец до настоящего момента вынужден проходить реабилитацию после полученной по вине ответчика травмы, также истец по вине ответчика вынуждена была пройти через ряд неприятных медицинских процедур, причинивших истцу физические страдания. По настоящее время истец скована в движении пострадавших при ДТП частей тела (а именно левой ноги, и левой руки). Движения ноги и руки ограничены в связи с острой болью. Из-за не полного разгибания в коленном суставе истец испытывает острую боль при ходьбе, а так же сильные боли в плечевом отделе при совершении элементарных действий при самообслуживаний. При первичном медицинском обследовании после ДТП было установлено сотрясение головного мозга, что повлекло за собой периодические головные боли, сопровождающиеся головокружением и тошнотой, мешающими учебному процессу и нормальной бытовой жизни истца. /л.д.3-5/.

Впоследствии истец уточнила исковые требования, просила взыскать в счет возмещения вреда здоровью понесенные на медицинское лечение расходы в размере * рублей * копеек, компенсацию морального вреда в сумме * рублей, расходы на оплату услуг представителя в размере * рублей. /л.д. 98-100/.

Истец З. в судебное заседание явилась, уточненные исковые требования поддержала в полном объеме, просила их удовлетворить.

Представитель истца, по доверенности Сорвачев А. А., уточненные исковые требования поддержал в полном объеме, просил их удовлетворить.

Ответчик С. в судебное заседание явилась, не возражала против удовлетворения исковых требований в части возмещение вреда здоровью в размере * рублей * копеек, пояснила, что считает необходимым снизить моральный вред, услуги представителя полагает соответствующими виду оказанных им услуг. Пояснила, что предлагала истцу заплатить за все сумму в размере * рулей, но она отказалась.

Представитель третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, ФОМС города Москвы, в судебное заседание не явился, извещен.

Суд, заслушав объяснения лиц, участвующих в деле, заключение прокурора, полагавшего, что исковые требования подлежат удовлетворению частично, исследовав письменные материалы дела, находит уточненные исковые требования подлежащими удовлетворению частично по следующим основаниям.

Как установлено судом, *.*.20* С. совершен наезд на З. при переходе последней проезжей части по пешеходному переходу на улице Бориса Галушкина. С. не уступила дорогу З. при переходе последней проезжей части, нарушив ч.2 ст. 12.24 КоАП РФ. По данному факту инспектором группы по ИАЗ ОБ ДПС ГИБДД УВД по СВАО ГУ МВД России по городу Москве майором полиции Гордеевой Г.А. проведено разбирательство и составлен протокол об административном правонарушении. /л.д.38/

Согласно абз. 1 п. 3 ст. 1079 ГК РФ владельцы источников повышенной опасности о несут ответственность за вред, причиненный в результате взаимодействия этих источников (столкновения транспортных средств и т.п.) третьим лицам по основаниям, предусмотренным пунктом 1 настоящей статьи (п. 3 ст. 1079 ГК РФ).

Юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Владелец источника повышенной опасности может быть освобожден судом от ответственности полностью или частично также по основаниям, предусмотренным пунктами 2 и 3 статьи 1083 настоящего Кодекса.

Обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т.п.) (п. 1 ст. 1079 ГК РФ).

В соответствии с заключением эксперта № 175/2-17 у Звягиной Оксаны Андреевны установлены повреждения, составляющие сочетанную травму тела: ссадины передней поверхности левого коленного сустава, левой голени, частичный разрыв задней крестообразной связки, частичный разрыв передней крестообразной связки; ссадины левой верхней конечности (преимущественно задней поверхности), разрыв переднего и верхнего секторов суставной губы гленоида (суставной впадины левой лопатки); закрытая черепно-мозговая травма: кровоподтек в области левой брови, кровоподтеки волосистой части головы, сотрясение головного мозга; ссадины передней поверхности грудной клетки, передней поверхности правового коленного сустава, тыльной поверхности правой стопы, ссадины в области сводов правой и левой стопы-образовались от ударно-скользящих, скользящих воздействий тупых твердых предметов, кровоподтек внутренней поверхности верхней трети правой голени, правого коленного сустава-образовалась от ударного или сдавливающего воздействия тупого твердого предмета, возможно *.*.20* года, подлежать совокупной оценке как причинившие средней тяжести вред здоровью, вызвавший длительное расстройство здоровья продолжительностью свыше трех недель. (пункт 7.1 приложения к приказу Минздравсоцразвития РФ от 24 апреля 2008 года № 194Н «Об утверждении Медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека»)/л.д. 42-64/

Согласно медицинскому заключению от *.*.20* поставлен диагноз Звягиной О.А.: посттравматическая тугоподвижность левого коленного сустава. Состояние после эндонротезированни задней крестообразной связки левого коленного сустава, парциальной резекции наружного мениска левого коленного сустава. Субакромиальный импиджмент-синдром слева./л.д. 6/

Как усматривается из материалов дела, между Спортивно-реабилитационным центром «Новый Шаг» и Звягиной О.А. заключен договор на оказание платных медицинских услуг № 175 от 27.09.2016. /л.д. 12-13/

Согласно предмету договора заказчик поручает, а исполнитель обязуется оказывать на возмездней основе необходимую медицинскую помощь (медицинские услуги), отвечающую требованиям, предъявляемым к методам диагностики, профилактики и лечения, разрешенным на территории РФ. Заказчик добровольно принимает на себя обязательство оплачивать оказанные медицинские услуги (медицинскую помощь) в порядке и на условиях, предусмотренных настоящим договором.

Согласно справке Звягина О.А. посещала спортивно-реабилитационный центр «Новый Шаг» *.*.20* для прохождения консультации доктора травматолога-ортопеда Федокура Г.В. с 17:00 по 21:00. Диагноз: рецидивирующая задняя нестабильность коленого сустава слева. /л.д. 26/

На основании справки № 153 от 06.09.2017 Звягина О.А. находится под динамическим наблюдением врача ортопеда в «МРЦ» Беляево». В соответствии с рекомендациями лечащего врача ортопеда-травматолога были проведены: МРТ левого коленного сустава, УЗИ левого плечевого сустава, мануальная терапия, тейпирование мышц левого бедра. Общая стоимость услуг * рублей. /л.д. 101/

Согласно справке с *.*.20* по *.*.20* Звягина О.А. проходила реабилитацию в спортивно-реабилитационном центре «Новый Шаг», которая была необходима Звягиной О.А. по медицинским показателям для восстановления после операции на коленный сустав. Данная операция проводилась после травмы полученной в результате ДТП *.*.20*. Реабилитация проводилась по следующим программам: курс физиотерапевтических процедур, занятия в зале лечебной физкультуры. Общая стоимость услуги составляла * рублей. /л.д. 107/

В соответствии со ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельств, на которые она ссылается в обоснование своих требований и возражений, если иное не предусмотрено законом.

На основании ст.ст.55-57 ГПК РФ доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Доказательства представляются сторонами и другими лицами, участвующими в деле.

В соответствии со ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Законом обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда. Законом или договором может быть установлена обязанность причинителя вреда выплатить потерпевшим компенсацию сверх возмещения вреда. Законом может быть установлена обязанность лица, не являющегося причинителем вреда, выплатить потерпевшим компенсацию сверх возмещения вреда.

В силу ст. 1085 ГК РФ при причинении гражданину увечья или ином повреждении его здоровья возмещению подлежит утраченный потерпевшим заработок (доход), который он имел либо определенно мог иметь, а также дополнительно понесенные расходы, вызванные повреждением здоровья, в том числе расходы на лечение, дополнительное питание, приобретение лекарств, протезирование, посторонний уход, санаторно-курортное лечение, приобретение специальных транспортных средств, подготовку к другой профессии, если установлено, что потерпевший нуждается в этих видах помощи и ухода и не имеет права на их бесплатное получение. При определении утраченного заработка (дохода) пенсия по инвалидности, назначенная потерпевшему в связи с увечьем или иным повреждением здоровья, а равно другие пенсии, пособия и иные подобные выплаты, назначенные как до, так и после причинения вреда здоровью, не принимаются во внимание и не влекут уменьшения размера возмещения вреда (не засчитываются в счет возмещения вреда). В счет возмещения вреда не засчитывается также заработок (доход), получаемый потерпевшим после повреждения здоровья. Объем и размер возмещения вреда, причитающегося потерпевшему в соответствии с настоящей статьей, могут быть увеличены законом или договором.

Таким образом, суд полагает, что исковые требования подлежат удовлетворению в части взыскания с Сеитовой Е. Н. в пользу Звягиной О. А. денежных средств в счет возмещение вреда здоровью в размере * рублей * копеек.

Истцом заявлено требование о взыскании морального вреда в размере * рублей.

На основании ст.151 ГК РФ если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями гражданина, которому причинен вред.

Согласно ст.1101 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме. Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Таким образом, суд, разрешая заявленные исковые требования, оценив представленные доказательства в соответствии с требованиями ст. 67 ГПК РФ полагает возможным взыскать с ответчика в пользу истца компенсацию морального вреда в размере * рублей, полагая её разумной и справедливой.

На основании ч.1 ст. 98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы.

В соответствии со ст. 100 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах.

На основании изложенного суд, считает возможным взыскать с ответчика в пользу истца судебные расходы на услуги представителя в размере * рублей, поскольку ответчик считает, что данная сумма соответствует виду и характеру оказанных представителем юридических услуг истцу.

Согласно ст.103 ГПК РФ с ответчика в доход бюджета города Москвы подлежит взысканию государственная пошлина в размере * рублей * копеек.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст.194-199 ГПК РФ, суд

Взыскать с С. в пользу З. денежные средства в возмещение вреда здоровью в размере * рублей * копеек, компенсацию морального вреда в размере * рублей, судебные расходы на представителя в размере * рублей, в остальной части требований – отказать.

Взыскать с С. государственную пошлину в доход бюджета города Москвы в размере * рублей * копеек.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Московский городской суд через Останкинский районный суд города Москвы в течение месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме.

Компенсация морального вреда: тенденции российской судебной практики

Компенсация морального вреда – один из способов защиты гражданином его нарушенных прав (абз. 11 ст. 12 ГК РФ). Размер компенсации определяет суд. Для этого он принимает во внимание степень вины нарушителя, а также характер физических и нравственных страданий потерпевшего, и выносит решение с учетом требований разумности и справедливости (ч. 2 ст. 1101 ГК РФ).

Закон, причем не только ГК РФ, но и иные нормативные правовые акты, предусматривает следующие основания для взыскания компенсации морального вреда:

  • нарушение тайны завещания (ч. 2 ст. 1123 ГК РФ);
  • нарушение личных неимущественных прав автора (ч. 1 ст. 1251 ГК РФ);
  • нарушение изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) прав потребителя (ст. 15 Закона РФ от 7 февраля 1992 г. № 2300-I «О защите прав потребителей»);
  • нарушение прав и интересов гражданина в результате распространения ненадлежащей рекламы (ч. 2 ст. 38 Федерального закона от 13 марта 2006 г. № 38-ФЗ «О рекламе»);
  • невыполнение туроператором или турагентом условий договора о реализации туристского продукта (абз. 6 ст. 6 Федерального закона от 24 ноября 1996 г. № 132-ФЗ «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации»);
  • нарушение прав и законных интересов гражданина в связи с разглашением информации ограниченного доступа или иным неправомерным использованием такой информации (ч. 2 ст. 17 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации»);
  • нарушение прав гражданина, связанное с дискриминацией в сфере труда (ч. 4 ст. 3 ТК РФ);
  • совершение работодателем неправомерных действий или бездействия в отношении работника (ст. 237 ТК РФ);
  • увольнение без законного основания или с нарушением установленного порядка либо незаконный перевод на другую работу (ч. 9 ст. 394 ТК РФ);
  • и другие.

Однако обязательство по компенсации морального вреда, напоминает адвокат, партнер Коллегии адвокатов города Москвы «Барщевский и Партнеры» Анастасия Расторгуева, возникает не во всех случаях, а только при одновременном наличии следующих признаков:

Страданий, то есть морального вреда как последствия нарушения личных неимущественных прав или посягательства на иные нематериальные блага.

Неправомерного действия/бездействия причинителя вреда.

Причинной связи между неправомерным действием и моральным вредом.

Вины причинителя вреда (ст. 151 ГК РФ).

Вне зависимости от вины причинителя вреда можно требовать компенсацию, только если:

  • источником повышенной опасности причинен вред жизни или здоровью гражданина;
  • гражданин был незаконно осужден, привлечен к уголовной ответственности либо в отношении него были незаконно применены в качестве мер пресечения заключение под стражу или подписка о невыезде, а также при незаконном наложении на него административного взыскания в виде ареста или исправительных работ;
  • в отношении гражданина были распространены сведения, порочащие его честь, достоинство и деловую репутацию (ст. 1100 ГК РФ).

Моральный вред, поясняет ВС РФ, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, физической болью и др. (абз. 2 п. 2 Постановления Пленума ВС РФ от 20 декабря 1994 г. № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда»; далее – Постановление Пленума ВС РФ № 10).

При этом отсутствие в законодательном акте прямого указания на возможность компенсации причиненных нравственных или физических страданий не означает, что у потерпевшего нет права на возмещение морального вреда (абз. 3 п. 4 Постановления Пленума ВС РФ № 10).

Размер компенсации морального вреда

Вопрос определения судом размера компенсации морального вреда носит оценочный характер. Это связано с тем, что действующее законодательство не содержит четких критериев для его определения. По общему правилу, судьи выносят решения в рамках предоставленной им законом свободы усмотрения (Определение Конституционного Суда РФ от 15 июля 2004 г. № 276-О).

В связи с тем, что сумма компенсации морального вреда напрямую зависит от субъективной оценки суда, установить конкретные минимальные и максимальные пределы такой компенсации сложно.

Анастасия Расторгуева, партнер Коллегии адвокатов города Москвы «Барщевский и Партнеры»:

«В моей практике минимальный размер компенсации морального вреда составил 1 тыс. руб. за вред здоровью, причиненный ДТП, – нетрудоспособность потерпевшего длилась более 21 дня (решение Никулинского районного суда по делу № 2-1398/12). Максимальным был размер компенсации по делу о защите чести и достоинства – он составил 500 тыс. руб. (решение Савеловского районного суда от 18 ноября 2014 г. по делу № 2-6850/2014)».

На сегодняшний день средний размер компенсации морального вреда в Москве установился на отрезке от 5 тыс. до 50 тыс. руб.

При этом суды стали все чаще учитывать, стремятся ли истец и ответчик урегулировать спор в досудебном порядке. «Если истец отказывается от досудебного урегулирования и использует инструмент судебной защиты как способ обогащения, суды взыскивают минимальный размер морального вреда», – добавляет управляющий партнер Адвокатского бюро TRUST Алексей Токарев.

В целом же, определяя сумму компенсации морального вреда, суды стремятся, с одной стороны максимально возместить причиненный истцу моральный вред, а с другой стороны, не допустить неосновательного обогащения истца и не поставить в чрезмерно тяжелое имущественное положение ответчика, делится директор Департамента Корпоративного и коммерческого права Юридической фирмы GRATA International Яна Дианова.

Для зарубежных судов взыскание высоких сумм компенсации морального вреда – норма. Например, в США работники, чьи права были нарушены незаконным отстранением от работы или увольнением, могут претендовать на компенсацию в пределах $40 тыс. (например, дело Paul Loomis v. Michael Chertoff, Secretary, Dept. of Homeland Security, EEOC № 340-2005-00070X), а в Великобритании – до 10-25 тыс. (дело Dunnachie v. Kingston Upon Hull Council; Williams v. Southampton Institute; Dawson v. Stonham Housing Association. UKEAT 0726_02_2205 и дело Boyle v. Virgo Fidelis Senior School UKEAT 0644 _03_2301).

А вот отечественные судьи далеко не всегда взыскивают крупные суммы такой компенсации. Рассмотрим, какие тенденции складываются при рассмотрении российскими судами требований о возмещении морального вреда по наиболее распространенным видам судебных споров.

Компенсация морального вреда при ДТП

При рассмотрении споров, связанных с ДТП, суды в среднем в два-пять раз снижают размер присуждаемой компенсации морального вреда по сравнению с заявленной истцом суммой (решение Троицкого районного суда г. Москвы от 2 февраля 2016 г. по делу № 2-111/2016, решение Авиастроительного районного суда г. Казани от 20 июля 2016 г. по делу № 2-3572/2016).

Вместе с тем именно по этой категории дел судьи нередко взыскивают компенсацию в весьма крупном размере. Яна Дианова приводит следующие примеры:

  • 150 тыс. руб. в связи с потерей кормильца – истец требовал 500 тыс. руб. (определение Московского областного суда от 11 июля 2016 г. по делу № 33-18556/2016);
  • 250 тыс. руб. в связи с причинением тяжкого вреда здоровью – истец требовал 500 тыс. руб. (определение Московского областного суда от 6 июля 2016 г. по делу № 33-18275/2016);
  • 300 тыс. руб. также в связи с причинением тяжкого вреда здоровью – истец требовал 1 млн руб. (определение Московского областного суда от 15 июня 2016 года по делу № 33-15691/2016);
  • 800 тыс. руб. в связи с утратой близкого родственника – истец требовал 3 млн руб. (определение Московского областного суда от 20 июня 2016 г. по делу № 33-14309/2016).

Нередко заявленную истцом сумму суды снижают и в 10 раз. Тем не менее даже при таком раскладе можно получить компенсацию в размере выше среднего – например, 100 тыс. и 200 тыс. руб. соответственно было взыскано с виновника аварии в пользу истца в связи со смертью его бабушки и отца вместо заявленных 1 млн и 2 млн руб. (Определение ВС РФ от 28 марта 2016 г. № 18-КГ15-248).

Компенсация морального вреда при нарушении прав потребителей

Сумма компенсации по таким делам, как правило, незначительна – от 5 тыс. до 50 тыс. руб. (решение Красногвардейского районного суда Санкт-Петербурга от 20 июня 2016 г. по делу № 2-3373/2016, решения Красногвардейского районного суда Санкт-Петербурга от 4 июля 2016 г. по делу № 2-2223/2016 и по делу № 2-3708/2016, кассационные определения Московского городского суда от 6 июня 2014 г. № 4г/2-5344/14 и от 19 июня 2014 г. № 4г/2-5860/14).

При этом размер компенсации морального вреда по делам о защите прав потребителей не может быть поставлен в зависимость от стоимости товара (работы, услуги) или суммы подлежащей взысканию неустойки (п. 45 Постановления Пленума ВС РФ от 28 июня 2012 г. № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей»).

Вместе с тем по данной категории дел суды также существенно снижают заявленную истцом сумму требований. Так, Анастасия Расторгуева приводит примеры судебных актов, которыми размер компенсации был снижен более чем в 20 раз – например, 5 тыс. руб. вместо 124,6 тыс. руб. или 1 тыс. руб. вместо 50 тыс. руб. (решение Лефортовского районного суда г. Москвы от 24 декабря 2015 г. по делу № 2-4122/2015, решение Мончегорского районного суда Мурманской области от 18 июля 2016 г. по делу № 2-1019/2016).

Яна Дианова, директор Департамента Корпоративного и коммерческого права Юридической фирмы GRATA International:

«Требования потребителей о возмещении морального вреда могут заявляться и удовлетворяться судом не только, если вред причинен непосредственно недостатками услуг, но и при необоснованном требовании оплаты медицинских услуг, включенных в программу государственных гарантий бесплатного оказания медицинской помощи (например, апелляционное определение Московского областного суда 6 июля 2016 г.по делу № 33-18092/2016)».

Компенсация морального вреда при нарушении трудовых прав

При грубом нарушении работодателем трудовых прав работников последние вправе требовать компенсировать им причиненный моральный вред. Однако и по такого рода спорам суды удовлетворяют заявленные требования в размере меньшем, чем было заявлено в исковом заявлении. В среднем размер компенсации морального вреда по таким спорам составляет 10 тыс. руб.

В частности, по трем разным делам в связи с невыплатой в срок зарплаты суды взыскали в пользу работников компенсацию в размере 10-12 тыс. руб. вместо заявленных 50 тыс., 30 тыс. и 20 тыс. руб. соответственно (апелляционное определение Московского областного суда от 15 июня 2016 г. по делу № 33-15981/2016, решение Красногвардейского районного суда Санкт-Петербурга от 15 июня 2016 г. по делу № 2-3336/16, решение Димитровского районного суда г. Костромы от 19 июля 2016 г. по делу № 2-954/2016). А по спору в связи с незаконным увольнением – 5 тыс. руб. вместо 50 тыс. руб. (апелляционное определение Московского областного суда от 27 июня 2016 г. по делу № 33-13948/2016).

Компенсация морального вреда при причинении вреда здоровью

В случае причинения вреда здоровью потерпевшего наличие морального вреда презюмируется – суд при этом устанавливает лишь размер самой компенсации (абз. 2 п. 32 Постановления Пленума ВС РФ от 26 января 2010 г. № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина»). По мнению Анастасии Расторгуевой, наибольший размер морального вреда должен взыскиваться именно по данной категории дел, поскольку при этом предполагается наибольшая вероятность несения страданий, нравственных переживаний, потери работоспособности и др.

В этой части показательным можно считать решение Артемовского городского суда Приморского края от 11 апреля 2016 г. по делу № 2-78/2016. Рассмотрим его подробнее.

В связи с неисправностью воздушного судна, посадка пассажиров на рейс производилась не через телескопический трап, а через перрон с помощью самоходного трапа. П. шла со своим грудным ребенком в числе первых пассажиров на посадку в автобус из аэровокзального комплекса, но, поскользнувшись на обледенелой поверхности наклонного пандуса, упала назад. При этом ребенок выпал из ее рук и покатился под ноги пассажиров, чудом избежав травмы. В результате медицинскими работниками здравпункта аэропорта она была отстранена от полета.

Сочтя, что аэропорт не обеспечил надлежащую безопасность пассажиров, прокурор обратился в суд с иском в интересах П. Сумма заявленного к ответчику требования о возмещении морального вреда составила 250 тыс. руб.

В обоснование размера компенсации морального вреда П. указала, что является одинокой матерью. Утрата способности к полноценной жизнедеятельности, в частности, к самообслуживанию, воспитанию и уходу за малолетним ребенком, срыв грудного вскармливания, а также отмена поездки в г. Санкт-Петербург, целью которой была необходимость медицинского обследования ребенка, принесли ей нравственные страдания. К тому же полученная травма причиняла и продолжала на момент судебного разбирательства причинять П. физическую боль.

Суд встал на сторону истца, отметив, что предпринятые аэропортом меры были недостаточными и не смогли обеспечить полной безопасности пассажиров при перемещении от здания аэровокзала к автобусу.

При этом размер определенной истцом компенсации морального вреда суд оставил без изменения, сочтя его с учетом степени нравственных и физических страданий П. справедливым.

Ответчик обжаловал это решение, требуя снизить сумму компенсации морального вреда, но вышестоящий суд оставил вынесенное решение без изменений (определение судебной коллегии по гражданским делам Приморского краевого суда от 19 июля 2016 г. № 33-7456/2016).

Таким образом, принимая решение о присуждении истцу компенсации морального вреда в достаточно крупном размере, суды в данном случае учли продолжительность лечения, нравственные и физические страдания, вызванные физической болью, а также переживания истца из-за невозможности самообслуживания и осуществления полноценного ухода за грудным ребенком (неспособность самостоятельно купать, одевать и осуществлять грудное кормление ребенка). Схожие фактические обстоятельства дела, отмечает Андрей Комиссаров, можно встретить и в других судебных актах (апелляционное определение Челябинского областного суда от 22 августа 2013 г. по делу № 11-8447/2013, апелляционное определение Пермского краевого суда от 13 октября 2014 г. по делу № 33-9146/2014, апелляционное определение Иркутского областного суда от 31 марта 2016 г. по делу № 33-3765/2016).

Андрей Комиссаров, руководитель коллегии адвокатов «Комиссаров и партнеры»:

«Обычно сумма компенсации не превышает 50 тыс. руб., однако анализируемое судебное решение явно выбивается из общей картины вещей. Какие факторы могли повлиять на принятие такого решения? Во-первых, личность потерпевшей, которая является матерью грудного ребенка и вызывает сострадание. Во-вторых, крупные и богатые компании-ответчики, которые являются платежеспособными должниками, поэтому сумма в 250 тыс. руб. существенно на их имущественном состоянии не отразится».

По мнению Алексея Токарева, в подобных случаях судьи стремятся использовать компенсацию морального вреда в качестве рычага влияния на недобросовестных ответчиков.

Требовать возмещения морального вреда можно и в том случае, когда вред здоровью был причинен в результате ненадлежащего исполнения органами государственной власти, местного самоуправления или уполномоченными организациями возложенных на них законодательством обязанностей, добавляет Яна Дианова. Если факт допущенного со стороны соответствующих органов нарушения, факт причинения вреда, а также причинно-следственная связь между ними доказаны, суды удовлетворяют такие требования. Так, с администрации г. Дубны была взыскана компенсация морального вреда в размере 80 тыс. руб. в пользу истца, которая упала, споткнувшись о выступающую из раскрошившегося асфальта арматуру и получила травму в виде сложного перелома руки со смещением (апелляционное определение Московского областного суда от 18 июля 2016 г. по делу № 33-19235/2016).

«В последнее время с ответчиков все чаще взыскивают компенсацию морального вреда в размере от 100 тыс. до 800 тыс. руб. К примеру, по иску в результате причинения средней тяжести вреда здоровью при имущественных затратах потерпевшего на лечение в размере 80 тыс. руб. суд взыскал с виновника компенсацию в размере 500 тыс. руб. (приговор мирового судьи судебного участка № 370 Тверского района г. Москвы от 31 марта 2015 г. по делу № 01-0005/370/2015)», – добавляет Алексей Токарев.

Если проследить судебную практику за последний год, можно отметить, что суды все реже ограничиваются минимальными размерами при взыскании компенсации морального вреда. Главное, при обращении с исковым заявлением в суд как можно убедительнее обосновать сумму заявленных требований. Чем подробнее раскрыто, чем именно вызваны нравственные страдания и как действия/бездействие ответчика отразились на привычном укладе жизни потерпевшего, его физическом и психическом состоянии, тем больше шансов взыскать компенсацию в крупном размере.

Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики от 16 октября 2013 г. (ключевые темы: грубая неосторожность — оплата услуг представителя — размер компенсации морального вреда — ДТП — сигналы светофора)

Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики от 16 октября 2013 г.
(Извлечение)

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики в составе:

председательствующего-судьи Мельниковой Г.Ю.,

судей Рогозина А.А., Петровой Л.С.,

при секретаре Хохловой А.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Ижевске 16 октября 2013 года гражданское дело по исковому заявлению Возженникова С.А. к Дигусарову В.А. о компенсации морального вреда, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия, возмещении судебных расходов,

по апелляционной жалобе Дигусарова В.А. на решение Первомайского районного суда г. Ижевска от 29 января 2013 года, которым иск частично удовлетворен.

С Дигусарова В.А. в пользу Возженникова С.А. взысканы: компенсация морального вреда в размере 50 000 рублей; судебные расходы, связанные с проведением экспертиз, в размере 6471 рубля 71 копейки; судебные расходы, связанные с оплатой услуг представителя, в размере 10 000 рублей.

Заслушав доклад судьи Мельниковой Г.Ю., объяснения представителя ответчика — Калмыковой Д.В., поддержавшей доводы жалобы, просившей решение суда изменить, объяснения истца Возженникова С.А., возражавшего по доводам жалобы, просившего оставить решение суда без изменения, судебная коллегия

Возженников С.А. обратилась в суд с иском к Дигусарову В.А. с требованием о компенсации морального вреда, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия, в размере 80000 рублей.

Исковые требования мотивированы тем, что 21 декабря 2011 года, около 17 часов 20 минут, на регулируемом пешеходном переходе напротив «адрес» автомобиль марки «данные изъяты», г/н N, под управлением водителя Дигусарова В.А. совершил наезд на пешеходов Ф.И.О.1 и Возженникова С.А. В результате ДТП пешеход Ф.И.О.1 получила телесные повреждения, от которых впоследствии скончалась, а пешеходу Возженникову С.А. причинен вред здоровью средней степени тяжести. Постановлением от 21 марта 2012 года следователя ССО по расследованию ДТП СУ МВД по УР в возбуждении уголовного дела в отношении Дигусарова В.А. отказано в связи с отсутствием состава преступления. Ответчик Дигусаров В.А., следуя на автомобиле со скоростью около 50 км/час, обнаружив препятствие в виде пешеходов в силу п.10.1 ПДД РФ обязан был снизить скорость и остановиться, но не принимал меры к торможению перед наездом на пешеходов, чем грубо нарушил требования ПДД РФ.

В ходе рассмотрения дела истец в порядке ст.39 Гражданского процессуального кодекса РФ дополнил заявленные требования, просил взыскать с ответчика судебные расходы, связанные с оплатой услуг представителя, в размере 10 000 рублей, а также судебные расходы, связанные с оплатой экспертиз, в размере 6471 рубля 71 копейки.

В судебном заседании истец и его представитель Вахрушев С.А. на удовлетворении иска настаивали.

В судебное заседание ответчик не явился, дело рассмотрено судом в его отсутствие.

В судебном заседании представитель ответчика — Поремов С.В. против удовлетворения иска возражал, пояснил, что требования истца необоснованно завышены. Причиной дорожно-транспортного происшествия является грубая неосторожность самого истца. Ответчик не имел технической возможности избежать дорожно-транспортного происшествия, о чем имеется заключение эксперта. Ответчик принял все возможные меры к торможению, но избежать наезда не смог. Истец нарушил ПДД РФ , переходил дорогу на запрещающий сигнал светофора перед близко идущим транспортом. Истец должен был дождаться разрешающий сигнал светофора.

Суд постановил вышеуказанное решение.

В апелляционной жалобе ответчик просит решение суда изменить, размер компенсации морального вреда уменьшить, ссылаясь на следующие доводы: суд не учел, что для истца не наступили тяжкие неблагоприятные последствия для вреда здоровью в результате наезда на него автомобиля под управлением ответчика; суд не учел, что в действиях истца имеется грубая неосторожность, его поведение содействовало возникновению и увеличению вреда; размер компенсации морального вреда явно завышен; при разрешении требования о возмещении судебных расходов суд не учел, что иск удовлетворен частично, в связи с чем данные расходы подлежат возмещению пропорционально части удовлетворенных требований; поскольку экспертизы, проведенные в рамках рассмотрения гражданского дела, не подтвердили обстоятельства, на которые ссылался истец, расходы на проведение данных экспертиз возмещению не подлежат.

В судебное заседание суда апелляционной инстанции ответчик не явился, о времени и месте судебного заседания извещен надлежащим образом, ходатайствовал о рассмотрении дела в его отсутствие. На основании ст.ст.167 , 327 Гражданского процессуального кодекса РФ дело рассмотрено судом апелляционной инстанции в отсутствие ответчика.

Изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, 21 декабря 2011 года, в 17 часов 20 минут, напротив «адрес» Дигусаров В.А., управляя автомобилем марки «данные изъяты», г/н N, совершил наезд на пешеходов Возженникову С.А. и Ф.И.О.1 В результате дорожно-транспортного происшествия Ф.И.О.1 получила телесные повреждения, от которых впоследствии скончалась, Возженников С.А. — телесные повреждения, причинившие средней тяжести вред здоровью по признаку длительности его расстройства.

Постановлением следователя ССО по расследованию ДТП СУ МВД по УР от 21 марта 2012 года отказано в возбуждении уголовного дела в отношении Дигусарова В.А. по сообщению о совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.264 Уголовного кодекса РФ, на основании п.2 ч.1 ст.24 Уголовно-процессуального кодекса РФ — за отсутствием в его действиях состава преступления.

Указанные выше обстоятельства подтверждаются документально и не вызывают сомнений у судебной коллегии.

Частично удовлетворяя заявленные исковые требования, суд первой инстанции руководствовался ст.ст.150 , 151 , 1064 , 1079 , 1083 , 1100 , 1101 Гражданского кодекса РФ, ст.ст.94 , 98 , 100 Гражданского процессуального кодекса РФ, постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 года N10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда», постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 26 января 2010 года N1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина», Правилами дорожного движения РФ и пришел к следующим выводам: ответственным за возмещение причиненного истцу морального вреда является ответчик; в результате дорожно-транспортного происшествия истцу причине моральный вред; компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случае, когда вред причинен жизни гражданина источником повышенной опасности; основания для освобождения ответчика от ответственности полностью или частично отсутствуют, поскольку обстоятельств, свидетельствовавших о совершении дорожно-транспортного происшествия вследствие непреодолимой силы, не установлено; грубой неосторожности в действиях истца не имеется.

При определении размера компенсации морального вреда суд первой инстанции учитывал тяжесть травм (средняя степени тяжести вреда здоровью), полученных истцом в результате дорожно-транспортного происшествия, длительность восстановительного периода, отсутствие наступивших последствий, данные о личности потерпевшего, доказанность степени перенесённых им нравственных и физических страданий.

С учетом требований разумности и справедливости, обстоятельств, установленных по делу, суд первой инстанции посчитал необходимым определить размер компенсации морального вреда, подлежащего взысканию в пользу истца с ответчика, в размере 50 000 рублей.

В силу ч.1 ст.327.1 Гражданского процессуального кодекса РФ суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционных жалобах.

Оснований для проверки законности и обоснованности принятого по делу решения в полном объеме судебная коллегия не усматривает, равно как и оснований для безусловной отмены судебного постановления, предусмотренных ч.4 ст.330 Гражданского процессуального кодекса РФ.

По мнению судебной коллегии, суд первой инстанции при разрешении спора пришел к правильному выводу, что на ответчике лежит обязанность возместить причиненный истцу моральный вред, факт которого в результате воздействия источника повышенной опасности презюмируется. В указанной части суд первой инстанции тщательно проанализировал материалы дела, верно установил имеющие значение для дела фактические обстоятельства, дал обоснованную и мотивированную оценку всем доводам сторон, привел в решении все необходимые ссылки на правовые нормы.

Вывод суда первой инстанции об обязанности ответчика компенсировать истцу причиненный ему моральный вред в апелляционной жалобе не оспаривается.

Вместе с тем, по мнению судебной коллегии, суд первой инстанции безосновательно пришел к выводу об отсутствии в действиях истца грубой неосторожности.

Так, согласно п.2 ст.1083 Гражданского кодекса РФ, если грубая неосторожность самого потерпевшего содействовала возникновению или увеличению вреда, в зависимости от степени вины потерпевшего и причинителя вреда размер возмещения должен быть уменьшен.

При грубой неосторожности потерпевшего и отсутствии вины причинителя вреда в случаях, когда его ответственность наступает независимо от вины, размер возмещения должен быть уменьшен или в возмещении вреда может быть отказано, если законом не предусмотрено иное. При причинении вреда жизни или здоровью гражданина отказ в возмещении вреда не допускается.

Как указано в п.17 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26 января 2010 года N1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина», виновные действия потерпевшего, при доказанности его грубой неосторожности и причинной связи между такими действиями и возникновением или увеличением вреда, являются основанием для уменьшения размера возмещения вреда. При этом уменьшение размера возмещения вреда ставится в зависимость от степени вины потерпевшего. Если при причинении вреда жизни или здоровью гражданина имела место грубая неосторожность потерпевшего и отсутствовала вина причинителя вреда, когда его ответственность наступает независимо от вины, размер возмещения вреда должен быть уменьшен судом, но полностью отказ в возмещении вреда в этом случае не допускается ( п.2 ст.1083 Гражданского кодекса РФ).

Вопрос о том, является ли допущенная потерпевшим неосторожность грубой, в каждом случае должен решаться с учетом фактических обстоятельств дела (характера деятельности, обстановки причинения вреда, индивидуальных особенностей потерпевшего, его состояния и др.).

По смыслу п.2 ст.1083 Гражданского кодекса РФ понятие грубой неосторожности применимо лишь в случае возможности правильной оценки ситуации, которой потерпевший пренебрег, допустив действия либо бездействие, привлекшие к неблагоприятным последствиям. Грубая неосторожность предполагает предвидение потерпевшим большой вероятности наступления вредоносных последствий своего поведения и наличие легкомысленного расчета, что они не наступят.

Согласно п.4.4 ПДД РФ в местах, где движение регулируется, пешеходы должны руководствоваться сигналами регулировщика или пешеходного светофора, а при его отсутствии — транспортного светофора.

В силу п.4.6 ПДД РФ выйдя на проезжую часть, пешеходы не должны задерживаться или останавливаться, если это не связано с обеспечением безопасности движения. Пешеходы, не успевшие закончить переход, должны остановиться на линии, разделяющей транспортные потоки противоположных направлений. Продолжать переход можно лишь убедившись в безопасности дальнейшего движения и с учетом сигнала светофора (регулировщика).

Из материалов дела следует, что дорожно-транспортное происшествие произошло около 17 часов 20 минут 21 декабря 2011 года, то есть в темное время суток исходя из календарной даты рассматриваемого события.

Проезжую часть «адрес» истец и Ф.И.О.1 начали переходить на разрешающий сигнал светофора. В момент, когда пешеходы дошли до разделительной полосы, для пешеходов загорелся красный сигнал светофора, запрещающий движение. Соответственно, для автомобилей загорелся зеленый сигнал светофора, разрешающий движение.

Указанные обстоятельства подтверждаются показаниями очевидцев дорожно-транспортного происшествия — Ф.И.О.2 (л.д.92), Ф.И.О.3 (л.д.93), Ф.И.О.4 (л.д.94), Ф.И.О.5 (л.д.125), объяснениями ответчика (л.д.97), данными в рамках производства по делу об административном правонарушении.

Изложенные показания ответчик непосредственно подтвердил в суде при рассмотрении гражданского дела, а Ф.И.О.2, Ф.И.О.3 и Ф.И.О.4 — при допросе их судом в качестве свидетелей.

По мнению судебной коллегии, истец в рассматриваемом случае имел реальную возможности правильно оценить дорожную ситуацию, которой безосновательно, действуя на свой страх и риск, пренебрег, что привело к неблагоприятным последствиям. Истец, по мнению судебной коллегии, не мог не предвидеть большую вероятность наступления вредоносных последствий своего поведения, не учел темное время суток, что является дополнительным фактором риска при переходе дороги.

Такие действия истца, по мнению судебной коллегии, нельзя рассматривать иначе как грубую неосторожность, поскольку отказ от совершения данных действий (движение по проезжей части дороги на запрещающий сигнал светофора в темное время суток) и соблюдение истцом требований ПДД РФ позволили бы истцу избежать вредных последствий.

Исходя из того, что вина ответчика в дорожно-транспортном происшествии отсутствует, технической возможностью избежать наезда на пешеходов в данной дорожной обстановке он не располагал, судебная коллегия приходит к выводу, что размер возмещения вреда должен быть уменьшен.

Принимая во внимание изложенные обстоятельства, учитывая тяжесть причиненного истцу вреда здоровью, длительность восстановительного периода, доказанность степени перенесённых им нравственных и физических страданий, но в то же время учитывая грубую неосторожность в его действиях, судебная коллегия полагает необходимым, исходя из требований разумности и справедливости, снизить размер компенсации морального вреда до 30000 рублей. В указанной части решение суда первой инстанции подлежит изменению ввиду несоответствия выводов, изложенных в решении, обстоятельствам дела.

Оценивая доводы апелляционной жалобы в части возмещения судебных расходов, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Расходы на оплату услуг представителя относятся к издержкам, связанным с рассмотрением дела, что следует из содержания ст.94 Гражданского процессуального кодекса РФ.

Правила возмещения указанных расходов регламентированы ч.1 ст.100 Гражданского процессуального кодекса РФ, согласно которой стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах.

По мнению судебной коллегии, в указанной части суд первой инстанции с достаточной полнотой исследовал все обстоятельства дела, дал надлежащую оценку представленным доказательствам, правильно применил нормы процессуального права и размер судебных расходов, подлежащих возмещению.

Обязанность суда взыскивать расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах является одним из предусмотренных законом правовых способов, направленных против необоснованного завышения размера оплаты услуг представителя и тем самым — на реализацию требования ч.3 ст.17 Конституции РФ, согласно которой осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц. Именно поэтому в ч.1 ст.100 Гражданского процессуального кодекса РФ речь идет, по существу, об обязанности суда установить баланс между правами лиц, участвующих в деле.

Ссылки на какие-либо объективные обстоятельства в подтверждение довода о несоразмерности взысканных судом расходов в возмещение оплаты услуг представителя, частная жалоба не содержит.

При этом, исходя из того, что требование о компенсации морального вреда является требованием неимущественного характера, факт его удовлетворения, вне зависимости от размера взысканной суммы, означает удовлетворении иска в целом. Размер удовлетворенного требования в таком случае не может служить основой для пропорционального исчисления взыскиваемых в пользу истца расходов по оплате услуг представителя.

Статья 100 Гражданского процессуального кодекса РФ, в отличие от статьи 98 указанного Кодекса , указания на возмещение расходов на оплату услуг представителя пропорционально части удовлетворенных исковых требований не содержит, регламентируя, что возмещение должно быть произведено в разумных пределах.

По мнению судебной коллегии, сумма, взысканная с ответчика в пользу истца в счет возмещения расходов по оплате услуг представителя, указанному требованию соответствует.

Вместе с тем, суд первой инстанции безосновательно взыскал с ответчика в пользу истца расходы, связанные с проведением судебной автотехнической экспертизы, в размере 5000 рублей.

Так, по смыслу ст.94 Гражданского процессуального кодекса РФ возмещению подлежат издержки, связанные с рассмотрением дела.

Тем самым, расходы, понесенные сторонами, должны относиться к существу рассматриваемого спора и иметь юридическое значение для суда при разрешении спора.

Из материалов дела следует, что заключение судебной автотехнической экспертизы не было положено в основу принятого по делу решения. Более того, из данного заключения следует, что решить поставленный вопрос экспертным путем не представляется возможным.

Следовательно, данные расходы истца нельзя отнести к судебным издержкам, в связи с чем они не могут быть взысканы с ответчика в порядке ст.98 Гражданского процессуального кодекса РФ. В указанной части решение суда первой инстанции подлежит отмене с вынесением нового решения об отказе в удовлетворении данного требования.

В то же время, позиция ответчика о том, что аналогичным образом не подлежат возмещению также и расходы, связанные с оплатой истцом судебно-медицинской экспертизы, несостоятельна, поскольку данное заключение направлено на установление юридически значимых обстоятельств по делу и положено в основу принятого по делу решения.

Руководствуясь статьей 328 Гражданского процессуального кодекса РФ, судебная коллегия

решение Первомайского районного суда г. Ижевска от 29 января 2013 года в части размера компенсации морального вреда изменить, взыскать в указанной части с Дигусарова В.А. в пользу Возженникова С.А. 30000 рублей.

То же решение в части взыскания с Дигусарова В.А. в пользу Возженникова С.А. расходов, связанных с оплатой судебной автотехнической экспертизы, в размере 5000 рублей — отменить, в указанной части принять по делу новое решение, которым в удовлетворении данного требования отказать.

В остальной части то же решение оставить без изменения.

Апелляционную жалобу Дигусарова В.А. — частично удовлетворить.

Председательствующий Г.Ю. Мельникова

Судьи Л.С. Петрова

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Смотрите еще:

  • Образец соглашение о расторжении договора найма жилого помещения рб Образец соглашение о расторжении договора найма жилого помещения рб СОГЛАШЕНИЕ О РАСТОРЖЕНИИ ДОГОВОРА (АРЕНДЫ/СУБАРЕНДЫ) № ____________ от __________________ __________________________________ в лице _____________________, действующ___ на (наименование […]
  • Ипотечный кредит на земельный участок сбербанк Кредит на земельный участок в Сбербанке Кредит на земельный участок в Сбербанке выдается по ипотечной программе, предназначенной специально для подобной ситуации. Использовать ее можно и для покупки участка и с целью строительства на нем жилой или […]
  • Проживание без паспорта и регистрации Статья 19.15. Проживание гражданина Российской Федерации без удостоверения личности гражданина (паспорта) или без регистрации Статья 19.15. Проживание гражданина Российской Федерации без удостоверения личности гражданина (паспорта) или без регистрации 1. […]